You are viewing prom1

Previous Entry | Next Entry


Воин - интернационалист. О таком словосочетании многие забыли. Однако тысячи военнослужащих отдали немало сил, здоровья и жизней, во время исполнения своего интернационального долга. Сейчас еще вспоминают об "афганцах" и "чеченцах". Практически, не упоминают о военных людях, служивших во Вьетнаме, на Кубе, в Корее и других странах. Есть мнения о том, что служба в ГСВГ и Венгрии, к примеру, можно отнести к приятной туристической прогулке. Слушать такое, неприятно. Еще хуже то, что о службе за пределами СССР умалчивают. Раньше помалкивали, "под соусом" военной тайны, секретности. Теперь, многое забывается вообще.
Мне и сотням моих сослуживцев довелось оказаться в числе, не просто забытых, а неизвестных воинов-интернационалистов. Служить нам - рядовым бойцам, сержантам, прапорщикам и офицерам Войск ПВО Страны, довелось в Сирийской Арабской Республике с февраля 1983 года, по ноябрь 1984 года.
История двух "полновесных" зенитно-ракетных полков ПВО и технического дивизиона носит, поистине, детективный характер. В конце1982 года Страна Советов понесла тяжелую утрату. Скончался Генсек КПСС, Л.И. Брежнев. За малый промежуток времени, государство еще дважды испытывало аналогичные "утраты". Тогда мы еще не знали о том, что выполняем миссию, суть которой и формат (как принято теперь говорить), определена была этим человеком совместно с Президентом САР, Хафесом Асадом. Очевидно, что до сих пор обозначенный формат и определил проблемы непосредственных исполнителей миссии.
Во второй половине 1982 года в Московском округе ПВО, в обстановке строжайшей секретности начался отбор офицеров и прапорщиков, специалистов различных служб полка, для прохождения дальнейшей службы "в местах с сухим и жарким климатом". Отбор проводился на достаточно серьезном уровне. Специальная и политическая подготовка, профессиональные качества и опыт, морально-бытовые устои, состояние здоровья, это основные критерии при оценке кандидатов, не говоря об обязательном членстве в КПСС. Основу же контингента составляли штатные части. Различные догадки о стране предстоящей службы, были не состоятельны. События, происходящие в Афганистане, ответа не давали, ведь Войска ПВО страны, как Вид ВС (фактически исчезнувший, в настоящее время, к большому огорчению специалистов, и ветеранов ПВО, обеспокоенных безопасностью нынешней России), не базировались в этой стране. Этот вопрос оставался тайной, вплоть до времени отбытия транспорта к месту назначения. Получив командировочные предписания с целью участия в учениях "Кавказ-2", "избранники" сосредоточились в одном из полков ПВО под Тулой. Здесь и формировался один из двух полков для отправки в Сирию. Командиром 231 ЗРП был назначен полковник Покровский Станислав Борисович. Второй – 220 ЗРП полк сколачивался в Переславле-Залесском под командованием полковника Тетерев И.И.. Здесь же сосредотачивались и готовились к отправке техника, вооружение, имущество и транспорт.
Противовоздушный зенитно-ракетный комплекс С-200, новейший для своего времени, поражал специалистов своими характеристиками и боевыми возможностями. Дружественные СССР страны не имели таких средств ПВО в полном объеме. Учеба специалистов комплекса и других придаваемых полку боевых средств завершилась проведением стрельб на полигонах в Средней Азии и на Кавказе. Тыловые и другие службы полка основательно готовились к отъезду в отведенных для этого местах. Предполагалось, что предстоит «автономное» существование на новом месте дислокации. И эти догадки подтвердились, по многим направлениям жизни и деятельности, в последующем.
Под покровом секретности, в начале 1983 года, личный состав полка, прикомандированные подразделения (дивизион «Оса», рота мотострелков с Кавказа и др.), специалисты служб тыла, связи и политработники сосредотачивались в г. Николаев – черноморский порт предстоящей отправки личного состава и техники. Здесь, куда и подтягивалась новая техника и вооружение, мы оставались до февраля. Всю технику комплекса и транспорт, специалисты покрыли камуфляжной окраской, соответствующей цветам покрова местности и её ландшафту. Весь «скарб», заранее уложенный в кузова и прицепы машин, погрузили в трюмы предоставленных кораблей.
«Живую силу», размещенную в николаевском призывном пункте военкомата переодели в «цивильное» - чтобы ни кто не догадался. Без курьёзов не обошлось и тут. Все солдаты и сержанты были одинаково коротко подстрижены. Им были выданы береты, сорочки, костюмы и туфли, кстати, неплохого качества. Однако однообразия не избежали. Штатская экипировка не очень отличало этих людей от военных. Хорошо одели офицеров и прапорщиков. К слову, мне достался довольно приличный французский галстук. В такой «упаковке», под видом туристов, мы отправились в путь на круизном теплоходе «Украина», который до ВОВ принадлежал Германии. Обслуживающий персонал старейшего немецкого корабля, сокращенный до минимума, отнесся к необычным туристам наилучшим образом. Моряки показали желающим весь корабль. Даже машинное отделение. Черное море, Босфор. Вдоль набережной г. Стамбул, где «туристам» категорически запретили выходить из своих кубриков и кают на палубы. Проход под величайшим, в полтора километра длиной мостом, соединяющим турецкий и греческий берега. Далее, Мраморное море, пролив Дарданеллы, вдоль берегов Турции через Эгейское и Средиземное моря. Минуя легендарные острова Лесбос, Самос, Родос, огибаем Кипр. Измученные «морской болезнью», после трехсуточного круиза прибываем в один из средиземноморских портов Сирии - Тартус. Здесь нас ждали наши сирийские представители и начальники. Сюда мне и моим товарищам предстоит еще ни раз приезжать, как и в порт Латакия, где до сих пор оберегаются древнейшие материальные следы присутствия империи Александра Македонского. В этих портах разгружались прибывавшие на кораблях грузы для наших полков.
Из спикеров корабля прозвучала команда-объявление, (опять же, чтобы ни кто не догадался): « … Туристам группы подполковника Олейник (к-р див-на), строиться на палубе (здесь следует небольшая пауза), с мастерками и лопатами …!» И это, не анекдот. Следует отметить, что личный состав на корабле, находился с табельным оружием, в снаряженном состоянии, это вызывало серьезное и обоснованное, как оказалось – напрасное, беспокойство командиров.
В это время, палубу с берега были подняты огромные тюки с военной формой одежды сирийской армии. Нам предстояло переодеться второй, и последний раз. На берег мы сошли, как сирийские воины, но без знаков различия. Сразу приступили к разгрузке нашего транспортного судна, ранее пришедшего в порт и уже стоявшего у пирса. Времени на это ушло так мало, что сравнивать с разгрузкой ж/ д эшелона, при сопоставимом объеме груза, даже не приходится. Корабль с аппарелью, позволил автомобилям своим ходом покинуть трюмы и палубы без проблем. Процесс с неподдельным интересом наблюдался представителями сирийской стороны, в немалом количестве прибывшими к месту швартовки судна. Вмешательств в процесс не отмечалось. Весь полк был «поднят» на свои транспортные средства. Нельзя не отметить высокую организацию офицеров подразделений и дисциплинированность бойцов при погрузке и разгрузке судна в портах, а так же и в пути следования.
Далее предстоял марш к месту дислокации ЗРК. Приблизительно в 100 км маршрут, колонна осилила «одним махом» за несколько часов. Прекрасно проявили себя воины-водители. Для всех это было серьезное испытание. Но на всем пути следования не произошло, ни одного ДТП, ни одной поломки транспорта. Проявилась высокая ответственность, дисциплинированность, соблюдение установленного режима передвижения в колонне водителями и старшими машин. Предстоящему маршу, командиром части и офицерами автомобильной службы, было уделено особое внимание, серьезная подготовка машин, большинство из которых не имели обкатки. Кстати, автомобилисты не утратили ответственного отношения к обучению водителей и качественному содержанию техники в последующее время, ровняясь на специалистов различных служб комплекса. Неизвестность дорожной обстановки и правил движения в неизвестной стране, полностью компенсировались грамотным руководством и управлением колонной на марше.
Развертывание комплекса в боевое состояние на новом месте, связь, размещение, личного состава, бытовое устройство, организация внутренней службы, охраны, вопросы хранения техники и имущества, мероприятия по обеспечению жизнедеятельности полка – это не полный перечень срочных и неотложных задач начального периода. И здесь, без преувеличения, следует отметить то, что от солдата до полковника, все без исключения, выполняли возложенные на него функции без срывов и недочетов. На всех этапах люди работали, как четко отлаженный механизм, осознавая важность личного вклада в ратном труде. Каждый проникся пониманием того, что идет настоящая боевая работа.
Командир полка, полковник Покровский С.Б., при этом, был вездесущ. В нем, в высшей степени проявились качества волевого и требовательного командира, грамотного руководителя, опытного педагога и вдумчивого психолога. Но, ни на одном из этапов развертывания полка в боевое состояние, ни кто не слышал его окриков, необоснованного вмешательства в процессы или нервозности. Все мероприятия планировались заранее по объему и времени. В каждом деле был обозначен ответственный руководитель. Уверенность командира, спокойствие, его компетентность, способность принять правильное и самостоятельное решение, (что не является характерной чертой командиров ПВО, по сути.), отеческая поддержка, эти и другие качества, как под гипнозом, передавались и впитывались подчиненными, претворялись в реальные дела. Было бы несправедливо здесь не сказать о том, что подобранный контингент, действительно, соответствовал тем высоким требованиям, предъявлявшимся при подборе кадров.
Полк заступил на боевое дежурство по охране воздушных рубежей Сирии в установленное планом время. В дальнейшем, все звенья комплекса, деятельность которых определена временными или количественными показателями, проявили себя так, что вышеупомянутые нормативы перекрывались в разы. Количество проводимых целей, ранее не отмечалось и на учениях. Самолеты-разведчики SR-71, практически не сходили с экранов, курсируя над акваторией средиземноморья. Палубные самолеты, регулярно взлетающие с авианосцев американского флота, также создавали напряженность в реальной обстановке. А если учесть, что в зоне работы комплекса проходят насыщенные самолетами международные авиатрассы, где отсутствуют такие факторы, присущие и привычные в работе ПВО «в домашних условиях», как «свой-чужой», то работа операторов представляется фантастичной. Результаты ее и численность «целей» поражали специалистов масштабами. Так, работа операторов комплекса признавалась великолепной самыми высокими руководителями, вплоть до Командующего Войсками ПВО Страны, который посетил наши полки. Стартовые расчеты восхищали сокращением времени нормативов в дневное и ночное время. И ночной результат мало отличался от дневного норматива, укладываясь в 3 мин. Боевая задача дивизионами полка и другими приданными формированиями осуществлялась в полном объеме. Не давали поводов к сомнению в успехе, в случае необходимости, работающие на комплексе «Оса» и артиллеристы-зенитчики установок «ЗУ-23-2» , и стрелки-зенитчики «Стрелы». Пехотинцы мотострелковой роты доказывали свою надежность, находясь в охране периметра объекта на круглосуточных постах.
Не останавливалась, при этом, работа тыловых и других служб. Весь период пребывания активно действовали «химики», со своей новой дымовой аппаратурой. Начальник службы майор Пищугин Ю.
Начальнику продовольственной службы к-ну Дмитришину С., предстояло обеспечить полноценным питанием в столовой весь состав полка. И ему это удавалось. Своя хлебопекарня быстро приобрела славу далеко за пределами полка. Хлеб был великолепным. Даже подсобное хозяйство имело место быть! Правда, поросятам сирийский климат не понравился.
Вещевая служба получала нагрузку с новыми видами обмундирования, обуви, белья. Недостатки устранялись немедленно.
Непривычный климат не давал расслабиться медицинской службе. Начальник медицинского пункта к-н Лазарев неустанно занимался вопросами профилактики заболеваний, характерных для региона. Инженерная служба под руководством м-ра Стадный и служба ГСМ – без забот не оставались.
Финансовая служба, ее возглавлял к-н Кевлин столкнулась с совершенно новыми задачами.
Автослужба под руководством м-ра Гулякина И., усилиями его помощников м-ра Качко С. и к-на Щербинина А., совместно с ком-ром рем. роты к-ном Шабуня развернули автопарк и свое хозяйство не хуже, чем «в домашних условиях». Все соответствовало действующему Наставлению по АС, на зависть сирийским коллегам, неоднократно приезжавшим посмотреть на невиданный для них порядок и организацию службы. При этом дабы не утратить навыки, периодически организовывались, по всем правилам, автомобильные марши по дорогам и бездорожью Сирии.
Как не сказать о том, что в напряженности боевой работы полка, выполнении других немаловажных задач, личных бытовых проблемах, невыносимой жаре, ни на миг не забывали о личном составе, его настроении, досуге. А это очень важно, особенно для солдат. Большинство из них, впервые оторваны от дома на длительный срок, изолированы от внешнего привычного мира, в буквальном смысле этого понятия, колючей проволокой. Политотдел, возглавляемый м-ром Варакиным, обеспечивал личный состав информацией, вникал в нужды людей. Организовались занятия, лекции. Психологический настрой однополчан – важнейшая из забот. Наладили почтовую связь с Союзом. Чудесная, по своему собранию книг библиотека была привезена сюда.
Необходимо отметить особо, работу начальника клуба к-на Храпкова В.Б. Его активность и энергия были беспредельны. Он не ограничил свою деятельность показом кинофильмов по выходным дням. Работа была организована так, что с первых дней в клубе кипела творческая жизнь. Личный пример, участие во всех делах, заводили и подхлестывали всех. Люди, в свободные от боевой и хозяйственной работы потянулись в клуб. Музыкальных инструментов, при немалом их количестве, оказалось недостаточно. Организованный вокально-инструментальный ансамбль "Старт" приобрел популярность с первых выступлений, а в дальнейшем отдыха не знал. Практически, все подразделения включились в занятия художественной самодеятельностью. Систематически проводились конкурсы в дивизионах, ротах, взводах и отделениях. Бойцы пели песни и частушки, плясали, показывали фокусы, читали стихи, играли на инструментах, стучали на ложках, свистели - кто, что и как может. Оказалось, могут что-то, почти все! Концерты в клубе проводились ежемесячно, не реже. Несколько раз их посещали «гости» - представители командования ВС Сирии и наши вышестоящие начальники. Успех «артистов» был ошеломляющим! Командование полка понимало, что подобные занятия и увлеченность личного состава, способствовало проявлению позитивных настроений, поднимало дух бойцов, а в общем, положительно влияло на боевую готовность. Начальники всех уровней поощряли занятия в клубе, а порою и сами принимали участие.
Но основные трудности ложились на плечи командиров подразделений с личным составом. Ведь от них зависело выполнение главной боевой задачи полка. Воспитание подчиненных, обучение, содержание личного оружия, эксплуатация техники и вооружения, организация службы и порядка, бытовые вопросы, дисциплина. Возможно ли перечислить те вопросы, которые приходится решать командиру подразделения? Им нет конца!
Нелегко пришлось старшинам подразделений – их роль трудно переоценить. В жилых помещениях организовывался внутренний порядок, служба и быт без всяких скидок на климатические условия, отдаленность и прочие трудности. При этом оружие личный состав постоянно имел при себе. Но наши бывалые прапорщики проявили себя достойно. Надолго запомнится своей отеческой заботой о подчиненных, старшина автороты ст. пр-к Цыбульник.
Хозяев страны, многократно посещавших полк, поражало то, что в расположении «городка» царит порядок и чистота, а у казарм посажены цветы. Такой пейзаж, совершенно не соответствовал местам, где располагались «местные» солдаты.
Очевидно, что при всей важности и значимости задач, стоящих перед личным составом полка, желание жить и выполнять свою работу в нормальных человеческих условиях не исчезло.
Необычными были наши сирийские полки и технический дивизион, который располагался в предместье столицы страны. Наш 231 полк находится внутри охраняемой батальоном Коммандос (президентская гвардия) территории, неподалеку от древнейшего города Хомс (упоминается в библейских писаниях), за несколькими рядами преград из колючей проволоки и спецсредств, предназначенных предотвратить возможность проникновения внутрь объекта и обратно. На дальних подступах мы охраняемся сирийскими средствами ПВО. В центре, наш комплекс – два дивизиона ЗРК С-200В, с пусковыми установками, средствами обнаружения воздушных объектов; РЛС и НВО, другими объектами. Мобильный дивизион «Оса-АК» - комплекс, входящий в состав ПВО Сухопутных войск. От «сухопутчиков» доставшаяся полку мотострелковая рота. Взвод стрелков-зенитчиков вооруженных установками «Стрела 3М». Завершает «огневую составляющую» зенитно-артиллерийская батарея, оснащенная установками «ЗУ-23-2». Боевая техника располагалась в отделенной зоне.
Жилая зона, включающая казарменные и для командного состава помещения-модули, столовую (общую для всех категорий), помещение для клуба, хозяйственно-бытовые блоки. Существовала небольшая техническая и хозяйственная зона. Автопарк (не предусмотренное, принимающей стороной, но необходимое звено, созданное и обустроенное офицерами автослужбы и водителями машин), различные склады служб и гордость полка – хлебопекарня. Это зависть и радость сотрудников Синего Дома и их семей в Дамаске (наше военное руководство в Сирии). Поездки наших людей в Дамаск, по необходимости, без буханки черного хлеба, «местными жителями» Синего Дома принимаются с обидой.
Нашим полкам не довелось участвовать в боевых действиях. И это главная причина в отказе всем участникам миссии придания статуса «Воин-интернационалист» и причисления к «участникам боевых действий». Так рассуждают военные чиновники, от которых зависит, считать или не считать нас таковыми. Но не в том ли заключался главный смысл и идея присутствия в Сирии Советских Войск ПВО - не допустить боевых действий? В том-то и состояла наша задача, успешно воплощенная в жизнь – не позволить врагам Сирии, наличием своего присутствия и возможностью, в случае необходимости, уничтожить воздушные цели противника. «Лишь однажды, в сентябре 1983г., израильский «Хокай», …, был сбит огнем 220 зенитно-ракетного полка, по личному указанию сирийского президента» - так указывается в официальных источниках. Интересно, как оценивают подобные действия военные чиновники - относится ли это событие к "боевым действиям"?
Как известно, Войска ПВО – войска постоянной готовности (по определению). То есть, 24 часа в сутки - всегда, без перерыва! Расположены части ПВО и охраняемые ими объекты, как правило, на значительных расстояниях (10-ки и 100-ни км), от своего противника. Не предполагается, что воинам ПВО представится случай сразиться с противником в рукопашном бою. А если противник, зная силу оружия ПВО, не станет совершать, себе во вред, налеты на защищаемые ракетчиками объекты? А в нашем случае - так оно и есть, как и в основном, в истории Войск ПВО. Ведь нарушение воздушных границ - событие неординарное. Таким образом, воинам ПВО не суждено быть «участниками боевых событий», если они на посту!
Мы не раз, своими глазами, наблюдали выразительную картину в раскаленном сирийском небе. Особенно часто это случалось в самом начале нашего присутствия. Еще на подлете к границе Республики Сирия от Израиля, со стороны долины Бекаа, пары приближающихся самолетов «рисовали» в небе следами инверсий белые линии. Завершались они петлями, отчетливо демонстрировавшими разворот самолетов на 180 градусов. Это происходило всегда, как только наши пусковые установки поворачивали ракеты в сторону приближающихся целей. Всем становилось понятно, что сюда – на территорию Сирии соваться опасно! РУССКИЕ СТОЯТ! Вот и получается, что отличная и слаженная работа ПВО-шников (обнаружение цели, захват и сопровождение, готовность к немедленному ее уничтожению), приводит к предотвращению боевых действий. Лишая тем самым самих себя поучаствовать в воне. В Сирии, фактом своего присутствия на этой земле, мы становились миротворцами! И, слава Богу. Но повседневная боевая работа в реальных условиях, выходит так – не есть «боевые действия» для тех, кто эту работу делает. Нонсенс!
Но проблема не только в этом. Мы сделали свое дело, прослужив под палящим солнечным зноем два лета. Кто испытал, тот знает. Можно спастись от холода в -50, (я служил в Норильске – знаю!). Спрятаться от жары в +50-55, невозможно! Люди прожили за колючей проволокой немалый срок. Практически, в казарменных условиях (мягко выражаясь!). Ни один человек, ни струсил, ни попросился обратно, ни пожаловался на трудности, которых было предостаточно! За границей своего государства, защищая интересы дружественной страны. Это интернациональная работа или нет? Кстати, по приказу своего правительства, а не по собственному желанию или найму. Кому не понятно очевидное? Это и есть – исполнение интернационального воинского долга перед Отечеством! Офицеры-специалисты (хабиры), в качестве советников проживавшие в арабских городах, в квартирах со всеми удобствами, со своими семьями, являются воинами-интернационалистами по определению и, это не вызывает сомнений ни у кого. По поводу оплаты нашей службы, кстати, они откровенно смеялись.
Но мы не жалуемся. Говорю от имени моих однополчан. Хочется справедливости. МЫ ВОИНЫ-ИНТЕРНАЦИОНАЛИСТЫ! Так и говорили нам, вплоть до возвращения на Родину, с чувством исполненного долга. Многие из нас награждены за свой ратный труд орденами и медалями при исполнении интернационального долга. Командир полка полковник Покровский С.Б. отмечен высокими наградами Родины. За высокие заслуги правительство САР наградило его «орденом Признательности Заслуг» – это высшая награда сирийского офицера. Министр обороны Сирии М. Тлас вручил нашему командиру именные часы от президента и палаш - наградное холодное оружие. Лично я удостоен медали «За боевые заслуги», а от имени Правительства Сирийской Республики награжден Орденом САР «За боевую подготовку 1 степени с золотой ветвью». И удостоверяющие документы имеются. Но, при этом - никто и нигде, ни какого интернационального долга в период 1983- 1984 годах, как бы и не исполнял. В том числе и я. Документов таких нет. И в личном деле об этом – ни слова. Ведь командировочное удостоверение на учения «Кавказ-2» - не документ о службе офицера в чужом государстве. Да и сохранился ли он? Загранпаспорта, оформленные на каждого из нас, были нам выданы перед вхождением на трап корабля, перед отправкой. При входе на борт судна их изъяли пограничники. С этой минуты и до самого возвращения домой, никто не имел ни какого документа. Это ли не чудесный факт пребывания иностранца в Сирии!
Еще в 1984 году чиновники говорили обращавшимся однополчанам, что ни какого документа нам не дадут. Ни удостоверяющего выполнения интернационального долга, ни как участнику боевых действий. «А-то, вы льготы запросите»- слышали мы. Если не заслужили – не попросим, но факт – есть факт. Вот уж нет тех чиновников, нет прежнего СССР, нет ПВО Страны. А мы еще есть. И болит душа! Должна же быть выдана «бумага-документ», о том: в какой стране, в какой период, сколько времени, какой военный человек и как служил своему Отечеству.
У меня подрастают внуки. Как им объяснить и доказать, что их дед, дослуживший до звания «подполковник» провел полтора года в чужой стране не праздно, а честно исполнял свой воинский долг, согласно Воинской Присяге и Приказам своего Правительства. И награды у меня на груди не «липовые», а заслужены ратным трудом. Есть сведенья, что наши однополчане по «Оса-АК» имеют документ, как и те, кто служил в Афганистане. Но они не из ПВО Страны – вида войск, которого не существует уже в природе, а из Сухопутных Войск. Но это, другая песня.
Осенью 2009 года исполняется 25 лет, как Войска ПВО завершили свою интернациональную миссию в Сирийской Арабской Республике. Сыгравшую огромную роль в политической жизни на Ближнем Востоке и в СССР, а следовательно, и во всем мире. Теперь об этих военно-политических делах и их результатах известно всем. Я хочу поздравить ветеранов ПВО, принимавших участие в тех давних событиях, с этой солидной датой. Желаю им всем здоровья и счастья, любви и удачи, долгой и мирной жизни!
Всем воинам своего Отечества желаю, чтобы их труд и службу помнили и по достоинству оценили те, кто посылал их служить в места с сухим, жарким, влажным и морозным климатом, кто отправлял их на «точки», полярные острова, в горы, раскаленные пески, таёжные дебри и комариные болота и надеюсь, что так будет!
Где бы ни пришлось выполнять свой воинский долг, мы - воины Войск ПВО Страны, делали это честно! Как и подобает бойцу, давшему Присягу - Клятву на верность своему Отечеству!

Подполковник Качко Сергей Иванович


Источники информации:
Содержание • «Военная литература» • Военная история
Сирия в арабо-израильской войне (1982г.)
Воениздат «События и судьбы».http://www.testpilot.ru/review/war/syria.htm
Генерал-полковник Г.Яшкин
«Вестник ПВО», №4, 1988 г. (?)
"Ветераны округа вспоминают"
К 50-летию Московского округа ПВО
Москва. Академический проспект 2005 г
И.И.Тетерев "Триумф С-200"
сайт http://www.vko.ru/
(http://www.vpvo.narod.ru/Weapon/Zrk/S200/s200.html)
С. Ганин, В. Коровин, А. Карпенко, Р. Ангельский. СИСТЕМА-200. Техника и вооружение: вчера, сегодня, завтра №№11,12/2003, 1-5/2004
М.Первов ЗЕНИТНОЕ РАКЕТНОЕ ОРУЖИЕ ПРОТИВОВОЗДУШНОЙ ОБОРОНЫ СТРАНЫ
Совместный отчет ЦИАМ и НАСА "Recent Flight Test Results of the Joint CIAM-NASA Mach 6.5 Scramjet Flight Program", апрель 1998
Веб-сайт www.S-200.de
Веб-сайт peters-ada.de

Profile

prom1
Олег Валецкий

Latest Month

October 2014
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Taylor Savvy