Олег Валецкий (prom1) wrote,
Олег Валецкий
prom1

Category:

«ШТОРМ-79»:КАК ВЛАДИМИР КОШЕЛЕВ ИЗ ИВАНТЕЕВКИ-ШТУРМ ДВОРЦА АМИНА ОПИСЫВАЛ

В отечественной литературе создано только два произведения, которые могут сравниться с книгой, о которой пойдёт речь ниже. Это «Евгений Онегин» Александра Сергеевича и «Василий Тёркин» Александра Трифоновича. Именно так, ни больше ни меньше. Только все три настолько разные, что и сравнивать их вроде как некорректно. Вот такой парадокс.

mini-024-190x300

Об «Онегине» и «Тёркине» уже писано-переписано, говорено-переговорено. Это общепризнанные шедевры, обсуждать которые – только повторять сказанное другими. Здесь же речь пойдёт о новой книге Владимира Кошелева «Шторм-79»: как Петрович из Одессы дворец Амина брал».

Кто конкретно из высших сил наделяет человека талантом, доподлинно неизвестно. Но только Владимиру этот неведомый отсыпал дарований полной ложкой! Я его знаю с октября 1985 года, и за это время Кошелев не перестаёт удивлять своих друзей и ценителей таланта новыми гранями своей творческой натуры.

Причём, насчёт граней – это именно так, именно правильно. Потому что каждая у него, как правило, не слишком-то похожа на соседнюю.

В тактике есть такое непреложное правило: сосредоточивать усилия и вводить резервы следует на участке, на котором намечается успех. Применительно к жизни, этот постулат выглядит так: добился чего – так и разрабатывай нащупанную золотую жилу, спеши реализоваться в максимальной степени. И только очень немногие творческие люди, добившись успеха в чём-то, ставят перед собой цели в другом направлении и переводят стрелки на новую колею, которая ещё неведомо куда выведет.

Таков и Кошелев. Он писал стихи, и неплохие стихи, из серии, насколько позволительно такое выражение, «окопной поэзии». Среди ветеранов войн немало можно назвать людей, которые более или менее успешно создают поэтические произведения о виденном-пережитом на войне или же в той или иной степени связанной с той же войной. Однако нередко это у них получается, как бы это сказать, по поверхности, без глубины.

А у Владимира в стихах изначально присутствовала попытка философского, диалектически-материалистического осмысления событий, в которых ему довелось принимать участие. Порой брало уважительное удивление – как же автору удавалось в три-четыре строфы вложить столь глубокую мысль!

Казалось бы, пошла масть – так банкуй! Сколько мы знаем добротных военных поэтов, которые годами и десятилетиями успешно собирают урожай с апробированной творческой делянки!

Ан нет, Кошелев перешёл на прозу. Да на какую!.. Впрочем, а в самом деле, на какую? Тут ведь даже не определишься…

Короче говоря, решил Владимир, что основы тактической грамотности военнослужащим можно преподавать посредством художественной литературы. Перелопатил он массу военной прозы, нашёл множество примеров, когда авторы глазами и поступками своих героев преподавали, обучали читателей, как следует вести себя в том или ином эпизоде боевой обстановки.

Подсказал эту мысль составителям учебных программ для курсантов военных вузов, а сам зашагал в новом направлении.

Так получилось, что в Афганистане Владимир служил сначала в мотострелковой части, а потом – в бригаде спецназа ГРУ. О деятельности общевойсковых частей «за речкой» писали и пишут многие исследователи, публицисты, прозаики… А вот о спецназе – куда меньше; да и то в основном авторы, не особо компетентные, которые просто используют звучную терминологию для описания фантастических похождений своих героев. Вот и решил Кошелев рассказать о деятельности спецподразделений в Афгане с точки зрения непосредственного участника событий. Поработал, опубликовал несколько произведений…

Но как-то показалось ему это мало, душа требовала большего!

И вот на свет вышел фундаментальный труд-исследование «Штурм Дворца Амина: версия военного разведчика». Вокруг книги в интернете развернулась мощная полемика. Кто-то хвалил, кто-то возмущался – причём, как водится, вторых оказалось куда больше… Вот только равнодушных не нашлось! Не будет преувеличением сказать, что книга вошла в обойму наиболее глубоких исследований начала Афганской кампании.

Оговорюсь сразу, на мой взгляд, автор в этом труде заметно тянет одеяло на себя, выпячивает роль именно спецназа ГРУ в операции, опосредованно принижая тем самым роль спецподразделений КГБ. Но это так – реплика по ходу, речь идёт не о той книге, а о новой.

Так вот, как нетрудно догадаться по названию, новая книга Владимира Кошелева о том же, о самой первой операции, проведённой «за речкой», с которой началась десятилетняя война, ставшая одним из катализаторов распада Советского Союза.

В первых строках данной публикации роман в стихах «Шторм-79» сравнивается с классическими произведениями отечественной поэтической литературы. Вполне понятно, что сравнение это довольно искусственно, да и вообще приведено с некоторой иронией – слишком разные они. И речь тут идёт даже не о художественных достоинствах и недостатках произведения Владимира Кошелева – я не считаю себя достаточно компетентным человеком, чтобы рассуждать о поэзии. Нет, мне хочется сказать о другом.

Когда мы с Володей встретились 5 мая на Поклонной горе, где собрались ветераны 5-й гвардейской мотострелковой дивизии, он вручил мне свою книгу со словами, что, мол, хоть и не любишь ты поэзии… И принял я книгу соответствующе: совершенно без намерения писать на неё отклик.


Владимир со своим сыном

Однако вот зацепило, братцы мои, зацепило!

Что можно сказать?

Автор и в самом деле рассказывает о штурме Дворца Амина. О политической обстановке в Афганистане на тот момент, о том, как и почему в Кремле принималось решение о вводе войск, о том, как шла подготовка к штурму Дворца, о том, как проходила операция и как она завершилась… И всё это – не в виде документального исследования, не в форме остросюжетного закрученного романа, не в рамках мемуарного изложения фактов… А в виде поэмы, или, если хотите, романа в стихах!

Простой стих, который легко читается – взгляд словно скользит по строкам, не цепляясь за какие-нибудь угловатые словесные конструкции, в которых до смысла и не докопаешься сразу. Нет этого здесь – всё сразу понятно; слова «простой» и «легко» не означают примитив и легковесность, а дают характеристику восприятия. Юмор – где изящно-тонкий, а где по-армейски нарочито грубовато-прямолинейный, не переходящий, впрочем, нигде грань приличия.

К слову, роман предваряется пометкой, которая словно как задаёт тональность прочтению:

«Детям после 16 лет предназначается.

Роман не содержит табуированной лексики».

Всё это несомненно относится к плюсам произведения. Но знаете, не это главное, что привлекло в книге.

Своеобразие, необычность (привлекательная необычность!) книги заключается в её компоновке. А именно, в дополнениях, в ссылках, в примечаниях. Заходит в поэтическом повествовании речь о том, как и почему Политбюро ЦК КПСС приняло решение об участии наших войск в событиях в Афганистане, и тут же стоит выписка из протокола, или какой другой документ, подтверждающий, а точнее иллюстрирующий текст. Упоминается в тексте некий политический или военный деятель – в конце книги приводится пространное разъяснение, о ком идёт речь, и по какой причине он удостоен этого упоминания. Встречается намёк на некое не каждому понятное обстоятельство – опять же в примечаниях приведены пояснения намёка: приведён политический анекдот того времени, напоминается некое событие, опять же той поры… Каждая военная аббревиатура, каждый армейский жаргонизм обязательно расшифрованы… К тому же каждая глава предваряется эпиграфом из классики, а именно: из стихотворений Редьярда Киплинга «Брод на реке Кабул» и «Я делил с Вами хлеб и соль», пьесы Вильяма Шекспира «Макбет», и даже из русских солдатских песен XIX века.

Владимир остаётся верен себя и в другом. На протяжении всей книги автор рассуждает о том, «что делал я в краю далёком?». Политики менялись – и политика вместе с ними, курс партии и правительства выписывал галсы, отношение Общества и Чиновника к Солдату, выполнявшему приказ Государства никак не могло совпасть… Но в чём повинен прошедший войну человек, чем утешиться матери и вдове погибшего?.. И в чём долг выживших перед павшими?.. Квинтэссенция этих размышлений выкристаллизована в эпилоге романа, который я не стану воспроизводить здесь, чтобы читатель, если его заинтересует книга, подошёл к заключительным строкам произведения постепенно, по пути, которым проведёт его автор.

И ещё. В конце книги автор поместил несколько своих стихотворений об Афганистане. О том, что мне нравится «малая поэзия» Владимира я уже писал – нравится именно своей философской составляющей. Правда, я не нашёл в подборке одного из моих любимых стихотворений «Звёзды и кресты», ну да это дело автора – что из ранее написанного использовать в новой книге. Но это – к слову.

Скажу прямо: если кто когда спросит у меня, что бы прочитать о событиях декабря 1979 года в Афганистане, я обязательно порекомендую книгу Владимира Кошелева «Шторм-79: как Петрович из Одессы дворец Амина брал».


…Поставил я точку, и подумал: ну а чем Владимир Кошелев удивит нас дальше?.. За ним ведь не заржавеет!

Николай СТАРОДЫМОВ

http://starodymov.ru/?p=5133
Tags: Афганистан., Советская армия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments