Олег Валецкий (prom1) wrote,
Олег Валецкий
prom1

Category:

Бой Фрица Ланганке с "Шерманами"

Оригинал взят у kamerad_791 в Бой Фрица Ланганке с "Шерманами"
В июне-июле 1944 г. Ланганке был командиром танка «Пантера» и кандидатом в офицеры во 2-ой роте 2-го танкового полка дивизии СС «Дас Райх».

15 июля обер-юнкер Фриц Ланганке на «Пантере» № 211 заметил пять «Шерманов» из состава 3-й американской танковой дивизии, двигавшихся по дороге в районе Сен-Дени. Его танк пересек дорогу, развернулся и открыл огонь по «Шерманам», уничтожив четыре из них. Пятый скрылся задним ходом в кустарнике, но вскоре был обнаружен и тоже уничтожен.

Вот как этот бой описывает сам Фриц Ланганке: «Танковая атака, которую мы ожидали с минуты на минуту, произошла с правой стороны дороги, хотя мы и полагали, что с этой стороны местность была менее благоприятной для движения танков. Но тогда мы еще не знали, что открытое пространство, простирающееся слева от нас, было болотистой местностью, которая не могла выдержать тяжелые машины. Но ожидая возможной танковой атаки с этой стороны я вместе с 4-мя танками остановился на левой стороне дороги — артподготовка была той же силы, что и в последний раз.

Неожиданно мы услышали шум боя с правой стороны дороги. Танковые орудия и пулеметы вели непрерывную стрельбу. Вскоре командир «Пантеры», находящейся на другой стороне, доложил о том, что у него повреждена пушка и что он отошел в укрытие. Затем к моей «Пантере» побежали стрелки, большей частью раненые, крича что все пропало, американцам удалось прорваться и что наша оборона уничтожена! Вся дорога простреливалась пулеметами и противотанковыми орудиями, но они были плохо пристрелены. В поле напротив ограды, которая раньше служила нам линией обороны, стояли пять «Шерманов». Стреляя по стрелковым ячейкам они убивали, ранили и выкуривали оттуда нашу пехоту. К счастью для нас, они не стали сразу же развивать свой успех.

Я увидел достаточно и вернулся назад, после чего со второй «Пантерой» был готов к действию. Наши шансы пересечь дорогу были очень незначительны, но у нас не было выбора. Этот сектор обороны являлся ключевым. Существовала только одна хорошая дорога для того, чтобы через топи и болота добраться из района Карентана к южным подходам к Котентену. Мы должны были рискнуть всем, чтобы помешать врагу свободно «катиться» по дороге.

Чтобы пересечь дорогу мы должны были проехать около 50 м, что мы и сделали с самой большой возможной скоростью. Противотанковые орудия не задели нас. На другой стороне дороги находилось полуразрушенное от обстрела здание. Я приказал другому танку укрыться за ним. Я проехал еще около 30-40 м (самые «длинные» метры в моей жизни). Мы могли двигаться только самым тихим ходом, так как вся земля была изрыта воронками от разрывов. Мой стрелок чуть было не сошел с ума из-за того, что я не разрешил повернуть ему башню и вести огонь в то время, когда мы приближались к нашей конечной цели. Но это было бы совершенным идиотизмом. При езде с повернутой в сторону башней попасть в кого-либо просто невозможно. Расстояние до «Шерманов» было около 250-300 метров и это было невероятно: каждая машина выстрелила в нас один раз или дважды, а мы не были подбиты (даже сегодня я не могу понять это). Когда мы достигли позиции, мы нацелились на танки, резко развернув нашу «Пантеру» вправо, заклинив цепным тормозом гусеницу, после чего передовой «Шерман» был у нас как на ладони, подбит и сожжен. Очень быстро все четыре были уничтожены. Смертельный страх вышиб из нас насквозь промочивший нас пот; когда каждую секунду ожидаешь, что будешь подбит и умрешь, желудок сводит судорогой, а к горлу подступает твердый комок. Теперь, когда опасность миновала, наступило неописуемое облегчение. Тем временем начала стрелять вторая «Пантера» — ее главной целью была американская пехота. Пятый «Шерман» попятился в заросли кустарника на угол поля, находившийся ближе к дороге.

Я выпрыгнул из своей машины и полуползком, полубегом продвигался к тому месту, где мог быть «Шерман». Подпрыгнув несколько раз к вершине ограды я, наконец, заметил танк. Когда я бежал назад к своей Пантере мне снова повезло и я не был подстрелен вражескими пулеметами. Я взобрался на башню и крикнул, что он наш. Выпустив несколько пулеметных очередей и фугасных снарядов, мы смогли расчистить наше поле зрения и увидеть танк. «Шерман» отчаянно пытался задним ходом преодолеть находящуюся позади него ограду, но всякий раз доходя до определенной точки его двигатель глох и он вновь шлепался на землю. Когда его корма вновь поднялась вверх, мы расстреляли этот танк практически сверху. От взрыва башня отлетела в сторону. Некоторое время я был занят, что перебегал от одной норы к другой вновь выстраивая нашу оборонительную линию. Все пехотные офицеры были убиты или ранены и стрелки полностью положились на меня. После этого в полную силу вновь начался обстрел, мы отвечали им таким же образом. Шестой «Шерман» на соседнем поле стал жертвой этой дуэли. Он взорвался, выбросив из себя струю пламени.»

7 августа 1944 года за проявленное в июле мастерство в борьбе с танками и участие в обеспечении выхода сотен германских солдат из «Фалезского котла», Ланганке был представлен к награждению Рыцарским крестом, который получил 27 августа 1944 года.

25 декабря 1944 года Ланганке принял командование 2-й ротой и оставался на этой должности до конца войны.

Фриц Ланганке прошёл сквозь лёд и пламя войны на Восточном и Западном фронтах, с честью выполняя свой долг. Отважный ветеран умер солнечным днём 10 июля 2012 года в своём родном городе Гельзенкирхен в возрасте 92 лет

Tags: Вторая Мировая война, Германия, войска СС, танки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments