Олег Валецкий (prom1) wrote,
Олег Валецкий
prom1

Вместо рецензии: Олег Валецкий «Крушение колониальной системы и апартеида на юге Африки».

Оригинал взят у wwold в Вместо рецензии: Олег Валецкий «Крушение колониальной системы и апартеида на юге Африки».


Я не зря вместо аннотации поставил картинку расстрела бастующих шахтёров на руднике Марикане компании «Лонмин» (Британия). По большому счёту, единственный успех от «демократизации» африканского сообщества южнее сахеля заключался в том, что право расстреливать восставшее быдло получили не только «бледнолицие собаки», но «блэкбразеры». Причём, судя по фотке «блэкбразеры» лидирую по численности.

Увы, это так. Поэтому становится интересным книга Олега Валецкого о некоторых деталях слома колониальной системы и апартеида на юге Африки.


Интересна она несколькими моментами. Во-первых, показан любопытный факт, что в период наибольшего накала Холодной войны вроде бы непримиримые противники: СССР, Китай, США и Великобритания - активно давили белое население южноафриканских государств. И если СССР и Китай для этого поддерживали различные повстанческие формирования, то США и Великобритания оказывало политическое давление и вводила экономические санкции. По большому счёту, именно последнее сломило волю к сопротивлению у белого меньшинства в южной Африке.

В этом плане очень хорошо видна тактика бенефициаров этого процесса – транснациональных корпораций, которые чужими руками получили все основные ништяки. За счёт белого коренного населения и военных ресурсов соцлагеря. Логика действий последнего - просто не поддаётся определению. Это был чистый угар идеологического мифотворчества, который никак не красил политику СССР за рубежом.

Во-вторых, на примере южной Африки мы видим провал марксистской теории, которой оперировал Советский Союз. Трайбалисткое африканское сообщество просто не было готово к идеям индустриального социализма. Безусловно, настоящие марксисты там были, но в таком незначительном количестве, что в них принимали всех туземцев, кто только декларировал такие намерения. В итоге боевые организации повстанцев пополнялись всеми без разбору: от идейных бойцов за негритюд до банальных властолюбцев. Среди которых иногда проскальзывали и совсем уж пренеприятнейшие лица (типа Жан-Беделя Бокасса), которых, тем не менее, официально называли прогрессивными. А повстанческие отряды напоминали отряды головорезов, на подобие современных моджахедов, которые колебались на зыбкой границе борцов за свободу и обычных террористов. Например, инциденты с Виконтами (уничтожением из ПЗРК гражданских самолетов Air Rhodesia) боевиками ЗИПРА - подавались как великие перемоги в борьбе с «белыми собаками». При этом, подготовленные советскими советниками, ЗАИПРА считались ещё дисциплинированными, а спецами по террору были ЗАНЛА.

Всё усугублялось тем, что нарезанные в колониальные времена границы, довольно криво учитывали этнический состав населения на данных территориях, что сразу же привело к массовым проблемам. Так как в одном государстве могли оказаться несколько сильно отличающихся друг от друга этнических общин или, наоборот, одно крупное племя оказаться разорванным между разными странами.

Всё это приводило к тому, что каждое из племён старалось доминировать на территории страны, при этом выступая и против белого владычества, и против конкурентов из других местных этносов. Поэтому не удивительно, что в ряде стран существовало несколько группировок, борющихся против белой власти, а заодно и сдруг другом. Например, в Родезии существовали: ЗАНЛА и ЗАПРА. Первую поддерживал СССР, а её лидер Мкабуко Нкомо был выходцем из племени мадебеле; вторую КНР, а вождём был Роберт Мугабе из этнического большинства страны шона. После победы над белым меньшинством разгорелся вооружённый конфликт уже между победителями, который закончился победой этнического большинства. Демократия, мля.

Не менее причудливо происходили дела в Анголе (я ещё помню советские сообщения ТАСС о злокозненной УНИТА, которая мешала строить социализм с африканским лицом):

Португальская революция 25 апреля 1974 имела следствием ускоренную деколонизацию. Первоначально предполагалось, что правительство независимой Анголы будет сформировано на коалиционной основе тремя освободительными движениями — МПЛА, ФНЛА и УНИТА. Однако уже летом 1975 в стране шла полномасштабная гражданская война.

МПЛА АгостиньоНето выступало за развитие по модели «соцлагеря», опираясь на народности мбунду, а также мулатов. ФНЛА Холдена Роберто ориентировалась на консервативные силы Запада и опиралась на баконго. УНИТА Жонаса Савимби придерживалась самобытной идеологии антикоммунистического социализма, опираясь на овимбунду. Внешними союзниками МПЛА являлись СССР и Куба. ФНЛА пользовалась поддержкой Заира, США, Франции, а также Китая и до некоторой степени КНДР и СРР. УНИТА установил военно-политические связи с ЮАР.

Что смешно и грустно, но самый упорный сопротивленец марксистской МПЛА – УНИТА также первоначально сотрудничало с Китаем и налаживало связи с Москвой.

В любом случае «победа» над колониализмом не приносила успокоения в страны победившего негритюда. Даже устойчиво вставшие, по мнению Москвы, на путь построения социализма страны погрязали в коррупции, гражданских войнах и геноциде. И их социализм со временем начинал выглядеть не менее непритязательно, чем обычный капиталистический бардак в соседних странах.

Нечего и говорить, что как только СССР рухнуло в начале 90-х, слабый налёт марксизма смыло приливной волной чёрного трайбализма и дикого капитализма.

Такая ситуация весьма чётко характеризует теоретические тупики советского марксизма в сфере национальных вопросов. «Трудно быть богом» вполне возможно было отнести на долю прогрессоров советников из СССР, которые в бессилии взирали на бессмысленность своих трудов.


Закрашенные глаза у чёрных – это не элемент расового неравенства. Просто Скауты Селуса занимались, в том числе внедрением своих агентов в ряды повстанцев. К слову среди них много было бывших боевиков из ЗАНЛА и ЗАПРА. Фото отсюда.

Не менее, важным является другой момент. Юг Африки это один из тех регионов, в котором был проведен эксперимент по совместному проживанию различных народов, находящихся на разном уровне общественного развития: чёрном – традиционном, белом – индустриальном. Учитывая, что этот регион был представлен разными странами с разной колониальной системой, то и решения предлагались разными. От относительно жёсткого апартеида ЮАР, где чернокожее население всё равно жило лучше, чем в соседних странах, до вполне цивилизованного сожительства в Родезии.

Вот памятка американцам желающим поучаствовать в родезийском конфликте на стороне государства (опубликовано в SoldierOfFortune, Aug, 1979):

2. В Родезии нет никакой «расовой войны». Если вы собираетесь приехать в Родезию, потому что вы «терпеть не можете ниггеров», или же потому что ваше местное отделение ККК или Американской Нацистской партии погрязло в бездействии – лучше сразу оставьте эту мысль. Если вы считаете, что все дело в Родезии в том, что белые убивают негров или наоборот – вы, мягко скажем, глубоко ошибаетесь. Между белым и черным населением Родезии существуют прекрасные отношения. Родезийские негры сами по себе – нормальные люди. Плохие парни – это террористы, подстрекаемые коммунистами. И тут никакой разницы, черные они или белые. Большинство военнослужащих армии Родезии – черные. Большая часть жертв террористов – опять же черное население. В Родезии вам придется жить и работать бок о бок с черными и белыми, которые защищают свои семьи и дома от черных террористов. В случае если русские или восточные немцы решатся напасть на Родезию вам придется сражаться с белыми, стремящимися уничтожить черных и белых. Родезийцы долго и упорно работали над тем, чтобы выстроить в своей стране нормальные отношения между расами. Позиция «а ну-ка вломи им» для белого родезийца насквозь нехарактерна и нимало не приветствуется.

Советы можно прочитать все – там много прекрасного. В общем, само построение вооружённых сил Родезии показывает, что отношение между белым и чёрным население можно назвать по африканским меркам более чем гармоничными. Насколько я понимаю, большинство военнослужащих в армии были чёрными. Среди военных чисто белыми частями была Лёгкая родезийская пехота и САС – остальные смешанными, в т.ч. и легендарные Скауты Селуса.

Да, белое население, безусловно, главенствовало, но к каким-то особым катаклизмам в межрасовом общение это не приводило. Не то, что послевоенная история Зимбабве.

Живут там теперь одни сплошные миллионеры и миллиардеры, но их это почему-то не радует.

Учитывая, что соотношение белых (уже постиндустриальных) народов сокращается, в т.ч. в естественном ареале их обитания, при росте за счёт иммиграции процента традиционных народов, можно наглядно посмотреть – какой мир получиться, если убрать белую цивилизованную прослойку.

В этом плане пример Южной Африки показателен. Даже в, казалось бы, благополучных странах наблюдается разгул криминала и коррупции. Процветают болезни.

Заметили, что Южная Африка лидирует? Тоже демократия, мля.

В общем, коллеги, история постколониальной Южной Африки наглядное подтверждение поговорки, что иногда благими намерениями выложена дорога в ад. А начало доминирования небелого населения на его исконных территориях приведёт к заметному снижению цивилизационного задела, если не к полному краху современной цивилизации. Те же организации и госструктуры, которые несут ответственность за ухудшения ситуации, действуют, во-первых, в интересах транснациональных корпораций; во-вторых, подводят страну на грань разрушительных этнических конфликтов. И уже не важно – что это: глупость или измена – история будет наказывать жёстко всех - и правых, и виноватых.


Tags: Африка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments