Олег Валецкий (prom1) wrote,
Олег Валецкий
prom1

Categories:

"Контрудар-мой взгляд на распад Югославии"

Предлагаю скачать книгу последнего министра обороны Югославии генерал армии Велько Kадиевича -"Контрудар-мой взгляд на распад Югославии".
http://depositfiles.com/en/files/vd3ffmlo6
В дополнение несколько строк от себя
Генерал Велько Кадиевич не был слабовольным человеком, как это представляли СМИ в Белграде. Он был убежденным югославом, для которого, единственным компромиссом было сохранение СФРЮ без Словении. Как только он увидел, что Югославия «мертва» он ушел в отставку. Лично же он слабовольным не был, что и доказывает его биография.
Рожденный в 1925 году в селе Главина общины Имотское в Хорватии, он уже в 1941 году в Белграде в 15 лет, стал членом коммунистической молодежи компании Югославии, а в феврале 1943 года, в 17 лет добровольно вступил в ряды 4-ой Далматинской дивизии партизанской армии Тито, провоевав до конца войны.
Уже через год он стал заместителем комиссара 26-ой Далматинской дивизии в чине майора. Кадиевич был убежденным коммунистом и сторонником сохранения единого Югославского государства.
В данном случае следует учитывать югославянскую специфику, которая югославскую государственную идею основывала не на общности религии и соответственно идеологии, а на общности языка.
В силу этого югославская идея была теснее связана с социалистическими и коммунистическими идеями, нежели это было в СССР в отношении государственности и коммунистической идеологии. В силу этого для Кадиевича и его соратников из ЮНА куда легче было совершить переход к «национальной» идеологии не в рамках югославской государственной идеи.
Другое дело, что Кадиевич, как и военный верх ЮНА, считал, что сербские национальные цели могут осуществиться лишь в рамках единой Югославии. В силу этого они готовы были предоставить выход Словении и Хорватии, но в последнем случае лишь без территорий, где сербы составляли большинство.
Для Кадиевича Югославия в таком виде была приемлема, и он считал, что ради этого следует пойти на «договорный» выход Словении, а также на переговоры с Хорватией, которую он в какой-то мере надеялся сохранить в Югославии.
Сам Кадиевич себя ощущал югославом и поэтому был не состоянии вести на территории Словении и Хорватии «тотальную» войну против своих вчерашних сограждан, тем более что считал, что подобные действия вызовут лишь разгром Югославии военным путем.
Пожалуй, самой слабой его точкой являлась Хорватия, которая, как бы он ни желал, мирным путем подчинена быть не могла. Хорватский узел был завязан задолго до Кадиевича и до его бывшего главнокомандующего Тито, и даже до создания первой Югославии в 1918 году.
Хорватский вопрос был вопросом религиозным, и его решить могла более-менее безболезненно лишь та сила, которая его и создала, то есть Ватикан и никто другой. Для Кадиевича же, как и для других генералов ЮНА, религия была фактором по сути враждебным, и не столько из-за атеистического коммунизма, сколько из-за самой сути югославской идеи. Для последней религии были враждебны, так как апеллировали к тому, что разделяло народы единого языка и культуры, но разных религиозных и национальных ценностей.
Поэтому действия Кадиевича надо воспринимать не столько как его лично действия, сколько как воплощение жизнеспособности самой югославской идеи в борьбе за выживание.
Как признавал сам Кадиевич в своей книге «Контрудар», за югославскую идею на практике мало кто хотел бороться как в государственных верхах, так и в самом обществе СФРЮ, в том числе в сербской его части. Это и было причиной неуспеха ЮНА в борьбе за Югославию, а вовсе не предательство в верхах. Предательство в государственной верхушке любой страны встречается часто, особенно во времена кризисов, однако ни одно предательство не в состоянии чего-либо достичь без содействия одной части общества и потворства или бездействия другой части этого общества. Поэтому бессмысленно обвинять Велько Кадиевича в предательстве только потому, что он оказался во главе ЮНА в эпоху закономерного распада Югославии.
В конце концов, как раз по его инициативе до войны, во время его нахождения на должности министра обороны СФРЮ, была проведена реформа ЮНА, в ходе которой были изменены границы военных областей, так что республики уже не имели «своих» армий (лишь Черногория имела штаб корпуса в своей столице, тогда как в столицах остальных республик находились штабы армий), а границы трех военных областей не совпадали с границами республик. В 1987 году ЮНА по инициативе Кадиевича,была реорганизована в пять армий (1-ая со штабов в Белграде, 2-ая со штабов в Нише, 3-ья со штабов в Скопье, 5-ая со штабов в Загребе, 7-ая со штабов в Сараево и 9-ая со штабом в Любляне) были заменены на три военные области (1-ую со штабом в Белграде, 3-ью со штабом в Скопье и 5-ую со штабов в Загребе), а также военно-морскую область.
В ходе этой реорганизации почти все были заменены корпусами в свою очередь состоявшихся из бригад и отдельных батальонов.
В результате военной реформы, проведенной под руководством генерала Кадиевича, изменениям подверглась основа военной реформы, проведенной самим Тито после принятия Конституции 1974 года, как раз и предназначавшейся для разрушения СФРЮ и ее основы — ЮНА — по национальному «ключу».
В ходе реформы Кадиевича ЮНА получила прямой контроль над территориальной обороной, которая до этого, после Конституции 1974 года, была выведена из ее подчинения. Всем хорошо знакомым с деятельностью социалистического аппарата ясно, что в СФРЮ не могли существовать «национальные» движения. В госаппарате СФРЮ существовало всего два главных направления: одно выступало за централизацию державы, второе было против нее. Эти направления не были национальными, хотя естественно, что в партийном руководстве Сербии было более популярным направление централизации, а в партийном руководстве Словении и Хорватии более популярно было направление за децентрализацию.
Естественно также, что большая часть генералитета ЮНА была сторонниками централизации, но так как сам Тито оказался в числе сторонников децентрализации, поддержав идеи своего «товарища» Карделя о создании «народной» армии, то ЮНА была обречена на поражение.
В силу этого генерал Кадиевич, как и его начальник Генерального штаба, выступили против идей уже покойного Тито, которые, однако, господствовали в партийных сферах СФРЮ.

Закономерно, что Кадиевич завел тем самым себе лютых врагов, в том числе в рядах ЮНА и в 1988 году Велько Кадиевич подал рапорт об отставке, так как были отвергнуты все предложения на политическом уровне о большей централизации военного командования и организации.Правда отставка принята не была.Тем не менее против Кадиевича была развернута компания по его дискредитации,с упором на то что его мать была хорватка.а сам он учился в американской военной академии Вест-Пойнт ,хотя туда посылали только проверенных и убежденных коммунистов.Схожая компания была развернута и против генерала Аджича.
Между тем и Аджич и Кадиевич были убежденные коммунисты ии подобная пропагандистская компания была абсурдна.Так у генерала Благоя Адыжича во время Второй Мировой войны,усташи в герцеговинском селе Придворци, убили обоих родителей,как и братьев и сестер.Вряд ли он мог быть стороником Хорватии.Генерал Велько Кадиевич,хоть его и обвиняли в симпатиях к Хорватии,только на основании того что его мать была хорваткой,был последовательным югославским коммунистом и противником Запада,даже в 2007 году.Суть была в самой общей морали госапарата в целом и чиновников в частности,как и естественно коммунистической идеологии,дерелигизировашей личности,даже при последующем их формальном возвращении в православие.
Низкая мораль общества была результатом не войны а деятельности комунистической власти Тито,который был ничуть не хуже Великого инквизитора Достоевского.В ходе войны все лишь выплыло наружу ибо к этому времени югославские чиновники решили что им все дозволенно.
Генерал Велько Кадиевич, находясь во главе Министерства обороны подвергался тогда постоянной критике, хотя, по большому счету, события уже вышли из-под его контроля. Сам Кадиевич, побывавший летом 1991 года в гостях у тогдашнего министра обороны СССР маршала Язова, достаточно реально оценивал ситуацию на основании полученных данных, знал о готовящемся развале СФРЮ и о подготовленном на Западе сценарии гражданской войны в СФРЮ. Один генерал тут не решал много, и после ухода в отставку Кадиевича в ведении войны ничего не изменилось, разве что она расширилась и на Боснию и Герцеговину.

Кадиевич пытался заручится подержкой СССР,так как сам Кадиевич познакомился с маршалом Язовым в 1988 году в ходе своего визита в Москву и сохранил с ним дружеские отношения.Однако в ходе его визита в Москву в 1991 несмотря на подержку Язова,Горбачев в таковой ему отказал и тем самым судьба ЮНА,созданной на основе коммунистических идей «братства и единства» была решена.


В общем-то, в тогдашней Югославии по существу и не было иных идей, кроме национальных, которые давали бы людям хоть какую-то убежденность в правоте своего дела.Не случайно, что главную роль в боевых действиях даже со стороны ЮНА стали играть те военачальники, что в той или иной мере были приверженцы национальных идей(правда весьма по разному понимавшимися), и притом, как правило, выдвинулись они в ходе самих боевых действий из среды среднего офицерского состава.Сама ЮНА по большому счету оказалась бессильной. Даже ее органы безопасности, до войны, арестовывавшие людей за любое неосторожное слово против власти, неожиданно были охвачены в своей большей части странным параличом перед лицом прямых вооруженных нападений на ЮНА.

ЮНА располагала в 1991 году достаточным количеством сил и средств дабы бороться с любыми формами антиконституционных действий.
К началу 1991 года в составе ЮНА имелось четыре штаба военных областей, Штаб 1-ой области находился в Белграде, 3-ей – в Скопье, 5-ый в Загребе, и штаб военно-морской области находился в Сплите.
Самой сильной была 1-ая область в составе находились 4-ый корпус со штабом в Сараево (Босния), 5-ый корпус со штабом в Баня-Луке (Босния), 17-ый корпус со штабом в Тузле (Босния), 24-ый корпус со штабом в Крагуевце (Сербия), 37-ой корпус со штабом в Ужицы (Сербия), а так же 1-ая отдельная механизированная дивизия со штабом в Белграде. Эта область насчитывала около сорока тысяч военнослужащих и до тысячи танков, до семисот БТР и БМП и до 1400 орудий и РС30.
Из частей этой военной области выделялись четыре гвардейские бригады 1-ой механизированной дивизии, из которых три носили названия «пролетерских», как наследницы ударных «пролетерских» частей армии Тито (1-ая механизированная (Белград), 2-ая механизированная (Вальево) и 3-ья механизированная (Пожаревац) являлись главной ударной силой области, тогда как четвертая бригада – моторизированная – была предназначена для обороны Белграда. Помимо этого достаточно боеспособными были 10-ая моторизированная бригада из Мостара (4-ый корпус), 329-ая танковая и 16-ая моторизированная бригады из Баня-Луки (5 корпус), 343-ья моторизированная бригада из Предора (5 корпус), 36-ая механизированная бригада из Суботицы (12 корпус), 453-ья механизированная бригада из Сремских Карловцев (12-ый корпус), 18-ая моторизированная бригада из Новом Сада (12-ый корпус), 12-ая «пролетерская» механизированная бригада из Осиека (17 корпус), 92-ая моторизированная бригада из Тузлы (17 корпус), 327-ая моторизированная бригада из Дервенты (17 корпус), 395-ая моторизованная бригада из Бырчко (17 корпус), 252-ая танковая бригада из Кралево (37 корпус), 80-ая моторизованная бригада из Крагуевца (24 корпус).
В 5-ой военной области находились 10-ый корпус со штабом в Загребе (Хорватия), 13-й корпус со штабом в Риеке (Словения), 14-ый корпус со штабом в Любляне (Словения), 31-ый корпус со штабом в Мариборе ( Словения), 32-ой корпус со штабом в Вараждине (Хорватия). В ее составе находилось 35 тысяч военнослужащих, свыше семисот танков, до 400 БТР и БМП и до 900 орудий РС30.
В ее составе находились 4-ая танковая бригада из Ястребарского (10 корпус), 140-ая механизированная бригада из Дуго село (10 корпус), 13-ая «пролетерска» моторизованная бригада из Илирской Бистрицы, (13-ый корпус), 622-ая моторизованная бригада из Петриня (13-ый корпус), 1-ая танковая бригада из Вырхников (14-ый корпус), 228-ая моторизованная бригада из Постойко-Пивко (14 корпус), 253-ья моторизованная бригада из Айдовшчина Випава (14 корпус), 345-ая горная бригада из Краня (31 корпус), 32-ая механизированная бригада из Вараждина (32 корпус), 265-ая танковая бригада из Беловара (32 корпус).
3-ья Военная область со штабом в Скопье насчитывало свыше 40 тысяч военнослужащих, до 750 танков, 470 БТР и БМП, а также 1200 орудий РС30.
В ее составе находились 2-ой корпус со штабом в Подгорице (Черногория), 21-ый корпус со штабом в Нише (Сербия), 41-ый корпус со штабом в Битоле (Македония), 42-ой корпус со штабом в Куманово (Македония), 52-ой корпус со штабом в Приштине.
В ее составе находились 5-ая моторизованная бригада из Титограда (Подгорица-Черногория) 2 корпус, 427 моторизованная бригада из Требинье (Босния и Герцеговина)(2-ой корпус), 211–ая танковая бригада из Ниша (Сербия) (21 корпус), 243-ья танковая бригада из Скопья (Македония) (41 корпус), 15-ая танковая бригада из Приштины (Косово и Метохия (Сербия) (52 корпус).
В подчинении военно-морской области со штабом в Сплите находился 9-ый корпус со штабом в Книне (Хорватия) в составе которого главной ударной силой были 180-ая моторизованная бригада из Бенковца (Хорватия) и 221-ая моторизованная бригада из Книна (Хорватия). Помимо этого в подчинении штаба Военно-морской области находились еще ряд частей, в том числе 5-ая моторизованная бригада из Пулы (Хорватия), 12-ая амфибийная бригада из Шибеника, 24-ая моторизованная бригада из Требинье (Босния и Герцеговина).
При этом в 70-ые годы ЮНА уже на 80 процентов обеспечивалось оружием собственного производства, собственной разработки или по закупленным лицензиям.
Однако ЮНА была армией основанной на бюрократической иерархии и являлась как и остальные современные армии не войском в его изначальном понимании, а административным аппаратом.
В этом же аппарате влияние обеспечивалось не должностью, а умением устанавливать связи, как внутри его, так и вне его. В таком аппарате особо важную роль играли спецслужбы, в первую очередь контрразведка, которая в данном случае становилась важным политическим фактором.
В силу этого следует учитывать, что ни министр обороны СФРЮ генерал Велько Кадиевич, ни начальник генерального штаба ЮНА генерал Благое Аджич не были полновластными хозяевами своего военного ведомства. Помимо них тут имелось еще несколько влиятельных лиц, как внутри, так и вне этого ведомства, обладавших серьезным влиянием.Так например,согласно как раз книге самого Кадиевича-«Контрудар», с июля 1991 года по май 1992 года начальником управления военной безопасности ЮНА был генерал-майор Александр Васильевич, занимавший до этого (с июля 1990 года) должность заместителя начальника этого управления.
Александр Васильевич благодаря своей должности занимал важную роль в ходе войны в Хорватии, но сам Кадиевич., его в последствии обвинял в том, что он скрывал от него многие данные,и что он в большей мере следовал указаниям бывшего министра обороны СФРЮ адмирала Бранко Мамулы. Последнее неудивительно, так как Александр Васильевич был при Мамуле начальником КОСа (1986 года) и с уходом Мамулы с должности в 1988, также ушел со своей должности. Сам Кадиевич считал в политике Сербии не менее важную роль от Слободана Милошевича,играла его супруга Мира Маркович.Мира Маркович и бывший министр обороны СФРЮ адмирал Бранко Мамула смогли установить контроль над СК-ПЮ, практически лишив Велько Кадиевича,по заявлению последнего, контроля над собственной военной безопасностью.Естественно что Милошевич был естественно более важным фактором в Сербии нежели Кадиевич и тем самым ключевая республика в СФРЮ находилась вне контроля Генштаба ЮНА.Показательно что конфликт со Словенией начал как раз Милошевич,когда на 14 конгрессе Союза коммунистов Югославии он вступил в открытый конфликт с представителями словенских коммунистов.
Помимо этого на сторону Милошевича вступила и Сербская православная церковь обладавшая куда большим,нежели та же РПЦ это могла расчитывать в бывшем СССР, политическим влиянием на сербский народ в Сербии,Черногории,Хорватии и в Боснии и Герцеговине и как раз в декабре 1990 года на Святом архиерейском соборе путем тайной жеребьевки на престол патриарха был выбран патриарх Павел,сыгравший важную роль в войне.
Не хотелось бы в данном случае становится на точку зрения Кадиевича,так как все таки все перепитии политической борьбы того времени известны были узкому кругу лиц,но все же,есть смысл ознакомится и с его точкой зрения на прошедшие события,так как точка зрения его противников в Белграде достаточно хорошо известна как изветны и доводы критиков в адрес Кадиевича,тем более что факт остается фактом,командование ЮНА имевшее несоизмеримые возможности за всеми бюрократическими процессами,в итоге со своей задачей не справилось.Милошевич же хоть и цели поставил заведомо невыполнимые все же действовал куда более оперативно,опираясь главным образом на ДБ(госбезопасность) и МВД Сербии.
Поэтому давать оценки тому кто больше пользы а кто больше вреда нанес сербской стороне в годы войны,все же должны делать те кто и был участников самого процесса.
Олег Валецкий

В заключение хотел бы лишь попросит читателей моего жж перебросить данный документ в формат ворда,для меня лично
Tags: Книги, Республика Сербская, Республика Сербская Краина, Россия., США, Сербия, Югославия, политика в Югославии, сербы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments