?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Из книги Юлиуса Эволы "Метафизика войны" https://profilib.net/chtenie/149785/yulius-evola-metafizika-voyny.php
001

...Те же самые акценты заметны и в типах героического опыта и вообще в значении войны и сражения. Нам нет нужды задерживаться на представлениях о войне и героизме, присущих первому типу цивилизаций или даже первоначальным арийцам, потому что их традиции мы постоянно рассматривали в предыдущих статьях. Мы ограничимся замечанием, что войну и героизм в первой фазе можно рассматривать как форму "аскетизма", как путь, на котором могут быть достигнуты те же сверхъестественные и дарующие бессмертие плоды, что и на пути инициации, религиозного или созерцательного аскетизма. Но во второй фазе - фазе "воинских" цивилизаций - перспектива меняется; "сакральная" составляющая героического опыта и представление о войне как о символе и свете восхождения и метафизической борьбы становится неявной; теперь превыше всего ведение войны за интересы своей расы, за честь и славу. С приходом "буржуазных" цивилизаций воин уступает место солдату, а национально–территориальному аспекту, не столь отчётливому совсем недавно, теперь придается особое значение: мы видим, как оружие берёт в руки citoyen, как появляется пафос войны и героизма "за свободу", то есть, более или менее за дело "бессмертных принципов" "борьбы против тирании" - жаргонных эквивалентов политико–социальных форм предыдущей цивилизации воинов. Именно с этими мифами в 1914–1918 гг. мир вступил в войну, где союзники весьма ясно обозначили своё к ней отношение как к крестовому походу демократии, новому скачку "великой революции" за свободу народов от "империализма" и остатков "средневекового мракобесия". На первых шагах финальной стадии, то есть "цивилизации рабов", представление о войне преобразуется: оно интернационализируется и коллективизируется, стремясь к концепции мировой пролетарской революции. Только на службе революции война имеет оправдание, только на такой войне почётно умереть, а из рабочего должен восстать герой. Таковы фундаментальные значения, которым соответствует героический опыт, оставляя за рамками рассмотрения его непосредственный и субъективный аспект импульса и смелости, ведущий человека за свои пределы...
...Сегодня хорошо известно, что при ведении войны в Советской России не придаётся никакого значения человеческой жизни или человечности как таковой. Для Советов сражающиеся являются только "человеческим материалом" в самом грубом смысле этого зловещего выражения - в том смысле, в котором оно, к сожалению, распространилось в определённом жанре военной литературы. Это материалу можно не уделять особого внимания, и поэтому им жертвуют без жалости и без колебаний - при условии, что его достаточно в наличии. В общем, как показали недавние события, русские могут всегда с готовностью встретить смерть из-за особого рода врождённого, тёмного фатализма, и человеческая жизнь уже долгое время невысоко ценится в России. Однако в нынешнем использовании русского солдата как сырого "пушечного мяса" мы также видим и логическое завершение большевистской мысли, радикально презирающей все ценности, выводимые из идеи личности и стремящейся освободить индивида от этой идеи, которая считается суеверием, а также от "буржуазного предрассудка" "я" и "моего", чтобы свести его к состоянию механического винтика коллективного целого, что и считается единственной важной вещью.
Из этих фактов становится очевидной возможность такой формы самопожертвования и героизма под знаком коллективного, всесильного и безликого человека, которую мы назвали бы "теллурической" и субличностной. Смерть большевизированного человека на поле боя, таким образом, представляет собой логическое завершение процесса деперсонализации и уничтожения всех качественных и личных ценностей, которые всё время угрожали большевистскому идеалу "цивилизации". Здесь можно в точности понять то, что Эрих Мария Ремарк тенденциозно изложил в ставшей знаменитой книге в качестве общего смысла войны: трагическое ощущение неуместности индивида в ситуации, где чистая инстинктивность, вырвавшиеся на волю стихийные силы и субличностные стремления властвуют над всеми осознаваемыми ценностями и идеалами. На самом деле, трагическая природа этого даже не чувствуется именно из-за того, что идея личности уже исчезла, все высшие горизонты устранены, а коллективизация - даже в духовной сфере - уже пустила глубокие корни в новом поколении фанатиков, выросших на словах Ленина и Сталина. Мы видим здесь особую форму (хотя и почти непонятную для нашей европейской ментальности) готовности к смерти и самопожертвованию - возможно, приносящую даже зловещую радость от уничтожения как себя, так и других...
...Одно из главных противоречий, на которые пролила свет первая мировая война, касается отношений между государством и военным элементом. Появилось типичное противостояние, которое в реальности отражает не столько две разные группы людей, сколько две различные эпохи, две ментальности и две различные концепции "цивилизации".
С одной стороны можно найти идею, что военный и вообще воинский элемент является просто подчиненным инструментом государства. Согласно этому взгляду, в обычных условиях государством управляет элемент, который можно назвать "гражданским" или "буржуазным". Этот "буржуазный" элемент занимается профессиональной политикой и, используя известное выражение, когда политика должна быть продолжена другими средствами, тогда задействуются военные силы. В этих условиях не ожидается, чтобы военный элемент оказывал какое-либо особое влияние на политику или на жизнь общества в целом. Конечно, признаётся, что у военного элемента есть своя собственная этика и ценности. Однако считается нежелательным и даже абсурдным, чтобы эта этика и ценности применялась ко всей обыденной жизни нации. Рассматриваемый взгляд в реальности тесно связан с демократическим, "просветительским" и либеральным убеждением, что истинная цивилизация не имеет ничего общего с печальной необходимостью, называемой войной, а её основанием являются не воинские добродетели, а скорее "прогресс наук и искусств" и общественная жизнь согласно "бессмертным принципам". Поэтому в таком обществе нужно говорить скорее о "солдатском", нежели об истинно воинском элементе. Действительно, этимологически слово "солдат" относится к войскам, сражающимся за плату на службе у класса, самого не ведущего войны. Это более или менее то самое значение, которое, несмотря на воинскую повинность, военный элемент имеет в либеральных и демократических буржуазных странах. Эти государства используют его для решения серьезных споров в международном плане более или менее одинаково - так же, как они используют полицию внутри страны...
...Война и перевооружение в "западном" мире снова стали средством обеспечения безопасности. Интенсивная пропаганда ведёт крестовый поход, используя все свои опробованные приёмы и методы. Здесь мы не можем серьёзно углубиться в конкретные вопросы, касающиеся наших интересов, а только укажем на нечто более общее - на некоторые внутренние противоречия в том понимании войны, которое ослабляет основания так называемого "Запада".
Ошибочное технократическое понимание "военного потенциала" в терминах вооружения и вооружённых сил, особого технического и промышленного оборудования и т. д., и отношение к человеку - согласно вульгарному выражению, широко распространённому ныне в военной литературе, - как к "человеческому материалу" уже подвергалось широкой критике. Качество и дух людей, кому даны эти вооружения, средства нападения и разрушения, представляли, представляют и всегда будут представлять основной элемент "военного потенциала". Никакая мобилизация никогда не сможет быть "тотальной", пока не созданы люди, чей дух и призвание соответствуют испытаниям, которые они должны встретить.
Как обстоит дело в этом отношении в мире "демократий"? Теперь там хотят, в третий раз за это столетие, вести человечество в войну во имя "войны против войны". От человека требуется сражаться, в то время как война как таковая осуждается. Требуются герои, и одновременно высшим идеалом провозглашается пацифизм. Требуются воины, в то время как само слово "воин" становится синонимом агрессора и преступника, так как моральная основа "справедливой войны" свелась к крупномасштабной полицейской операции, а смысл духа сражения - к вынужденной самозащите в качестве последнего средства...
...Во имя чего человек "западного блока" должен отправиться на войну и встретить смерть? Явно нелепо действовать во имя буржуазного идеала - тщательно поддерживаемой "безопасности" существования, отвергающей риск и утверждающей, что максимальный комфорт человека–животного будет легко достигнут каждым человеческим существом. Лишь немногие, позволив ввести себя в заблуждение, вообразят, что они смогут сохранить мир для будущих поколений, принеся себя в жертву. Некоторые попытаются послать на войну других, используя как приманку красивые слова о человечности, славе и патриотизме. Кроме всего этого, есть только одна вещь, за которую человек станет сражаться в подобном мире - это его собственная шкура.
Курцио Малапарте(Curzio Malaparte, 1898–1975) описывает это так: "Конечно, только своя шкура осязаема и несомненна. Теперь не сражаются ни за честь, ни за свободу, ни за справедливость. Сражаются за свою мерзкую шкуру. Вы не можете даже вообразить себе, на что способен человек, на какие подвиги и низости, чтобы спасти свою шкуру".
Если отбросить всё притворство, в этих словах заключается символ веры демократического мира. Эти слова - единственное кредо, которым демократический мир может духовно снабдить свою армию, не учитывая простого пустословия и обмана. Это означает, что бросаться в крестовый поход против коммунистической угрозы стоит только лишь из-за физического страха, страха за свою шкуру, за испуганно трясущийся идеал бэббита,[39] буржуазной безопасности, "цивилизации" одомашненных и стандартизированных человеческих существ, которые питаются и спариваются, и чей кругозор ограничен журналом "Ридерз Дайджест", Голливудом и спортивным стадионом.
Таким образом, те, кто в принципе лишён героизма, будут пытаться пробудить воинов для "защиты Запада", играя на комплексе тревоги. Поскольку ими деморализована сама западная душа, поскольку они обесценили, во-первых, истинную основу государства, иерархии и мужского братства, и, во-вторых, понятие войны и сражения, то теперь они вынуждены сыграть "козырной картой" крестового похода против большевиков...

Profile

prom1
Олег Валецкий

Latest Month

October 2018
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Taylor Savvy