?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Герцог Аостский

ГЕРЦОГ АОCТСКИЙ(Письмо из Италии)
"На казачьем посту"
https://www.facebook.com/1251578004990077/posts/1389396344541575/

«Если бы он не был рожден принцем, то всею жизнью своею заслужил бы это звание». Такая фраза, брошенная кем-то, подхвачена итальянским народом и переходит из уст в уста. Одна из самых красивых фигур, выращенных войнами.

Солдат с семнадцати лет, герцог Аостский участвовал в Великой войне, принял боевое крещение на Карсе, делил кусок хлеба с и все опасности со своими соратниками. По приказу наших дней, офицеры итальянской армии не имеют больше особого стола, у них общая еда с солдатами, а герцогу Аостскому не пришлось бы ничего менять: это было всегда его правилом.

Скромнейший и доступнейший человек, добродушный и веселый, он смущался своим необыкновенно высоким ростом и, желая «сократить расстояния», по его выражению, улыбался своей милой, широкой улыбкою, подходящему к нему заробевшему воину.

Амадео Савойский, с юных лет, еще по рассказам матери, великой путешественницы, почувствовал влечение к Африке и, по окончании Великой войны, принял участие в экспедиции дяди своего, герцога Абруццкого. По возвращении в Италию, он окончил университет по юридическому факультету, а затем великое любопытство к разным слоям жизни бросило его в Конго. Под чужим именем, простой рабочий на мыловаренном заводе, он через 13 месяцев уже был вице-директором завода. Но это его не интересовало, и он ушел, так и не открыв своего имени.

Но без дела Амадео Савойский существовать не может. Его влечет к себе Африка и авиация. Как раз в это время в Африке формируется новый корпус. Полковник Амадео Савойский просит назначить его в Либию. В одну ужасную ночь, после ожесточенной битвы, радио герцога Аостского внезапно замолчало. Страшный, беспощадный «гибли» сметает все на своем пути, песчаная завеса стоит перед глазами бросившихся на поиски офицеров. Наконец, радио заговорило, аэроплан пустился по его направлению. Нашли. Герцог отдыхал под палаткою, но на голой земле, с седлом под головою. Его длинные ноги не уместились и торчали наружу, в изорванных в клочья панталонах. Порывы стихающего ветра развевали полы палатки, а он безмятежно спал. Проснулся и расхохотался, извиняясь за свои костюм.

- Была бы здесь моя мать, сразу бы привела меня в порядок, - сказал он, - она однажды нашла меня в таком же виде в этой же пустыне.

Когда герцог Аостский был назначен вице-королем Эфиопии, момент был весьма острый и он не мог не знать, что, в случае европейского конфликта, именно здесь разыграется самая жестокая борьба.

Генерал Грациани сделал много для цивилизации края, но все же были еще глухие места, где водились людоеды, где люди ходили голыми (хотя и были они прекрасны, как леопарды или газели). Высшее выражение культуры, по мнению туземцев, ютилось в дворах расов, - вырожденцев, нюхавших кокаин, читавших распутные парижские издания и скребших в то же время свои курчавые головы, полные насекомых.

Грациани, сперва, герцог Аостский после сделали для края столько, что даже англичане признали их заслуги и объявили цинично, что «итальянцы тут хорошо поработали».

Однажды, во время нынешней войны, герцог Аостский со свитой из четырех генералов и одного журналиста делал инспекционный полет. Еще накануне он приземлялся в самых невозможных местах, поросших мелким кустарником. Генералы все время готовились к смерти. Но у герцога были с собой ящики с припасами, которые он непременно желал вручить заброшенному в глушь отряду. И вот, видят развивающийся трехцветный флаг.

Один из генералов, можно сказать храбрейший из храбрейших угадывая намерение герцога, начинает протестовать:

- Ваше высочество, здесь приземляться немыслимо: лес и болото! Вон как вода блестит на солнце. Потонем! Умоляю вас, ваше высочество, откажитесь от вашего намерения!

Амадео Савойский весело хохочет и начинает маневр спуска. Аэроплан то и дело меняет направление: Амадео ищет хотя бы кусочка земли. А из форта меж тем вышел кто-то и машет, и машет флагом.

Герцог решил, что нашел нужное ему для спуска место, мягко планирует и устремляется в род коридора, шириною в пятьдесят и длинною в сто метров. Но почва - сплошное болото, а в двух шагах - озеро. Аэроплан трогает топь и подскакивает, трогает и подскакивает: плюх! плюх! плюх! Наконец замирает в грязи по самые крылья. Генералы переглядываются, - лица у них, будто восковые. А герцог хохочет:

- Ну, что-ж, давайте теперь высаживаться…

Два офицера и с полсотни дубатов подбегают к аэроплану.
Офицеры вытягиваются, а дубаты пляшут бешенную «фантазию».

- Сколько времени вы тут? - спрашивает герцог Аостский.

- Четыре месяца, ваше высочество.

- Как с провиантом?

- Ничего больше не имеем. перебиваемся тем, что находим.

- А последнюю почту когда получали?

- С месяц назад.

- А радио?

- Не действует, все пересохло.

- А каково настроение?

- Великолепное, ваше высочество.

У герцога заблестели глаза.

- Ну скажите же мне, - обращается он к протестовавшему генералу, - ну, сами скажите: разве можно было не спуститься…

И какой же единодушный вопль огорчения пронесся от края до края страны при известии о пленении герцога Аостского. И какой, еще более глубокий вопль раздался теперь, по кончине его.

А народная мудрость всегда справедлива. Какой-то немудрящий солдатик при награждении Амадео Савойского медалью, так отозвался:

- Кабы не был принцем, две бы медали получил.

И.А. [Иван Амфитеатров (Владимир Кадышев)]

«Новое Слово» (Берлин) №31(413), воскресенье, 19 апреля 1942 года, с. 6.

На фото:

Герцог Амадей Аостский, вице-король и губернатор Итальянской Восточной Африки

Profile

prom1
Олег Валецкий

Latest Month

August 2019
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Taylor Savvy