prom1

Categories:

О репрессиях врагов народа в Югославии

В Югославии в годы Второй Мировой войны шла и гражданская война, и партизаны Тито являлись одной из противоборствующих сторон,чьим главным противником были как раз сербские националисты,в первую очедеь четники Михайловича и добровольцы Летича. Если добровольцы Летича подчинялись оперативно командованию вермахта,то четники Михайловича были военнослужащими «Югославской армии в Отечестве» созданной после капитуляции королевской армии Югославии по указанию правительства Югославии в Лондоне и формально являлись союзниками британцев. Хотя в сентябре 1944г. король от них отказался, но при штабе Драже Михайловича продолжала оставаться военная миссия США. Британцы, отлично знавшие все различия между четниками, добровольцами СДК, усташами и словенскими «домобранцами», всех их скопом выдали Тито. Согласно приведенному Бояном Димитриевичем(„Војска Недићеве Србије(Оружане снаге српске владе 1941-45)“.Бојан Б.Димитријевић. Београд 2011.) донесению штаба 26-ой дивизии НОАЮ, британцы уже 17 мая сообщили этому штабу, что выдадут 32000 усташей и четников. В книге Бояна Димитровича «Войско Недичевой Сербии»пишется, что лишь из одного лагеря в Корушкой с 24 по 30 мая британцы передали подразделениям НОАЮ 8000 словенских «домобранцев», 2400 сербских добровольцев и 1000 черногорских четников. По договору с британцами в поселке Подрошцы партизаны каждый день принимали по 2-3 тысячи пленных. Как пишет Димитриевич силы 11-ой бригады и 1-ой «Воеводжанской», по архивным данным, до 25 мая получили 16200 пленных, а в последующие дни они получили еще 6000. В ходе транспортировки по железной дороге в поезде партизаны грабили пленных, а на станции Хрушчицы выводили офицеров и расстреливали. Согласно воспоминаниям офицера Далматинской бригады Симо Дубаича 25 мая в Любляне Тито отдал приказ расстрелять всех пленных, для чего была выделена 11ая Далматинская бригада. Как пишет Боян Димитриевич когда пленных добровольцев СДК Дмитрия Летича перебросили в Шент Вид под Любляной,здесь их опять грабили, причем как говорили немногочисленные выжившие после расстрелов выделялись какие-то калмыки в форме партизан. Затем из числа пленных,будущий начальник службы безопасности ОЗНА за Сербию Слободан Пепезич – «Кырцун», выделил 70 добровольцев младше 18 лет, которым сохранили жизнь, за исключением 20, тоже молодых,которых после «проверки» расстреляли. Небольшой группе добровольцев удалось спастись бегством и среди них были бывший командир 2-ого полка Марисав Петрович, командир 2-го батальона 4-ого полка капитан Миле Стоянович и сын Дмитрия Летича – Владимир Летич. Остальных пленных, по воспоминаниям добровольцев СДК случайно выживших после расстрелов,как и воспоминаниям одного из партизан, участника расстрелов, бежавшего на Запад как и командовавшего расстрелами офицера 11ой Далматинской бригады Симо Дубаича, расстреляли вместе с хорватами и словенцами в районе Кочевски Рог. Пленных раздевали догола, заставляли спускаться в ямы, где их расстреливали, а затем забрасывали взрывчаткой. Точно так же расстреливали и хорватских усташей и так Милан Баста, комиссар 51-й Воеводжанской дивизии был организатором расстрела пленных из «Черного легиона» Рафаэла Бобана. Всего по разным данным в Словении тогда было убито до сотни тысяч военнопленных разных армий и национальностей(«Bleiburška i Vetrinjska tragedija, Počasni bleiburški vod”. Dr. Florian Thomas Rulitz. Zagreb, 2012.). В данном случае подписанные Женевские конвенции и просто элементарные правила войны оказались победителям абсолютно ненужными,хотя главным доводом в разжигании антигерманских чувств в Югославии было как раз то что немцы якобы не соблюдали правил войны.Армия Тито не соблюдала не просто правил ведения войны,а простых норм законости и морали. Таким образом и было ознаменовано создание НОАЮ-армии новой Югославии и не случайно, что в 90-х годах таким же образом-серией военных преступлений и был ознаменован распад этой самой НОАЮ,переминившей свое имя тогда в ЮНА. Как и в 1945 году так и в 90ых годах,какого либо «державнического» смысла в тех расстрелах не было и более того в 90ых годах эти расстрелы способствовали распаду СФРЮ,причем показательно что вышеупомянутый Симо Дубаич в 90ых годах участвовал в компании вооружения краинских сербов,многие из которых носили кокарды «Динарской» дивизии,чьих четников тот же Дубаич в 1945 году расстреливал. В конце концов сама коммунистическая партия рассматривала массовый террор,в соответствии с трудами В.И.Ленина средством борьбы против эксплуататоров.По крайней мере вряд ли кто то решиться отрицать что практически все коммунистические партии,давали указания на захваты и расстрелы заложников, как и расстрел тех или иных категорий военнопленных,и югославские коммунисты исключением не были. Сами партизаны руководимые революционной идеологией никаких «Женевских конвенций» не соблюдали и так после взятия Книна ими были растрелянны как пленные-1500 немцев,от 700 до 1000 сербских четников и 700 хорватских усташей и домобранов,так и раненные немцы и хорваты из военной больнице в Книне(„Kninska operacija i ratni zločine 8 Dalmatinskog korpusa(Građa i prilozi za povijest Dalmacije)“.Blanka Matković.Split.2012 g.). В Сербии жертвами были преимущественно сербы которые в своей большой массе подержали в Сербии правительство Недича созданное немцами либо подерживали четников Дражи Михайлович и русских белоэмигрантов. В Косово партизаны точно так же растреливали албанцев без суда и следствия и очевидно что в Косово и Метохии, партизаны истребляли албанцев не во имя православного завета Косово, а во имя «антифашистских» указаний Коминтерна.В конце 1944 г. Главный штаб «Народно-освободительной армии» Албании во главе с Энвером Ходжей потребовал у КПЮ прекращения арестов и расстрелов и это требование Энвер Ходжа направил в комитет КПЮ в Призрен(„Sukobi na Kosovo“.Spasoje Đaković.“Narodna knjiga“.Beograd).. В данном случае эта «Народно-освободительная армия» была созданна Коммунистической партией Албании которую создали и которой управляли югославские коммунисты-сербы по национальности -Миладин Попович и Душан Мугоша,тогда как существовавшая в 30 годах Коммунистическая партия Албании,была Коминтерном распущеннна из-за уклона в «троцкизм»(„Sukobi na Kosovo“.Spasoje Đaković.“Narodna knjiga“.Beograd). 8го апреля 1941 года Попович и Мугоша провели ее первую конференцию по указанию Коминтерна и на ней был выбран ЦК КПА во главе с Энвером Ходжа После проведения конференции Душан Мугоша отправился в Гламоч в Боснию, где находилась ставка Броз Тито. Тито, приняв Мугошу, отправил депешу в Коминтерн, в которой выразил свое одобрение созданию партии коммунистов Албании.Душан Мугоша вместе с другим сербским коммунистом Блажо Йовановичем возвратился в Скадар 15 ноября 1942 года и после этого 17-22 марта 1943 гадо была проведена конференция Коммунистической партии Албании. Организационную работу провели Миладин Попович, Душан Мугоша и Блажо Йованович совместно с остальными восемью членами временного ЦК. На конференции были выбраны 15 членов ЦК КПА, а вся коммунистическая партия Албании насчитывала 800 членов на свободе и 250 в тюрьмах,тогда как в партизанских отрядах КПА находились 6 тыс. человек( „Sukobi na Kosovo“.Spasoje Đaković.“Narodna knjiga“.Beograd).. Согласно книге Спасое Джакович,одного из руководителй КПЮ в Косово югославские коммунисты во всем инструктировали албанских коммунистов и как раз югославские коммунисты считали, что индивидуальный террор является необходимой частью подготовки к «общенародному восстанию»,тогда как албанские коммунисты придерживались другой точки зрения и считали, что индивидуальным террором нельзя свергнуть власть буржуазии, как и нельзя свергнуть оккупационные войска. Таким образом албанские коммунисты вряд ли бы выступали без причины против своих сербских товарищей тем более что подразделения «Народно-освободительной армии» Албании» тогда вошли на территорию Косово и Метохии ведя вместе с Народно-Освободительной армией Югославии боевые действия против сил вермахта и отрядов союзных немцам албанских «балист». При этом заклинания ряда официальных историков в Белграде в 90ых годах,о том что якобы причинной репрессий партизан против врагов народа в Сербии,был геноцид над сербами в Сербии опровергаются самими официальными источниками. Уже число расстрелов заложников расстреляных в Крагуевце в годы СФРЮ стремительно выросла с 2000 до 7000,тогда как заявления о массовом геноциде сербов в Косово под немецкой власти былине совсем точными. Так в книге «Албанские преступления над сербами в Косово и Метохии во Второй Мировой войне» Н. Антониевича ( «Албански злочине над србима на Косово и Метохиjи у Другом Светском рату». Н. Антониjевић. „Музеj жртва геноцида“. Београд. 2009 ) приводятся данные о том, что согласно проведенному в 1964 году официальному расследованию на территории Косово и Метохии в годы Второй Мировой войны погибли 7927 человек. Из них 4029 были сербы, 1460 – черногорцы, 2127 – албанцы, 74 еврея, 47 хорватов, 33 турка, 28 мусульман, 11 македонцев, 10 словаков, 9 словенцев, 1 венгр и 98 остальных. Учитывая то, что в Косово и Метохии все-таки вели периодические боевые действия сербские четники, партизаны Тито и албанские качаки, картина массового геноцида сербов в Косово и Метохии выглядит несколько преувеличенной. Практически партизан и не интересовало кого и сколько было расстреляно в Сербии,к которой они испытывали глубоко враждебные чувства. Ключевую роль в их рядах играл «революционный дух»,ибо югославские коммунисты как и сами заявляли не просто воевали против немцев но и проводили революционные идеи в сербском обществе,а как эти идеи проводятся русскому читателю обьяснять не надо. Можно сколько угодно осуждать албанцев, но ясно одно, что партизаны «народно-освободительных сил», как и органы ОЗНА в Косово, вели себя таким же образом, как и в Белграде,где появлялись массовые гробницы «врагов народа» рядом с домами жертв, в которые вселялись партийные руководители. В ходе освобождения Белграда Красной армией и партизанами Тито в самом Белграде в районах Баницы и Малого Мокрого луга было сразу же перестреляно несколько тысяч представителей местной интелигенции,офицеров королевской армии,многие из которых и не были на службе в аппарате Милана Недича,зажиточных граждан, священиков и четников. Такие же массовые гробницы «врагов народа» повились благодаря «революционному порыву» партизан на Сеняке,сегодняшнем элитном районе Белграда. В Белграде тогда экспроприации имущества «врагов народа» были массовыми,и желание заполучить чужие дом или квартиру тоже были немаловажной причиной проведени репрессий. Только в Белграде до 1946 года в ходе внесудебных расправ согласно данным из архивов Сербии полученных сербским военным историком генералом Милисавом Секуличем, было убито до трех десятков тысяч человек. Как пишет Момчило Йокич (“Tajни досиjе Jосип Броз” Момчило Jокић «Графопак» Аранђеловац, 2004 година) после входа партизан в Сербию, по приказам Александра Ранковича, Кочи Поповича, Пеко Дапчевича и Милована Джиласа партизаны расстреляли тридцать тысяч юношей от 15 до 19 лет служивших в бывших сельских стражах созданных немцами. Четническое движение было новой властью выкорчеванно так что,согласно книге Василия Кулича «Преступления коммунистов в Герцеговине»(«Злочине комуниста у Херцеговине».Василиј Кулић.Београд.2010 г.) в ходе войны и после нее было уничтожено около 160 000 четников и членов их семей силами как партизан,так и армии и милиции Иосипа Броз Тито. В Хорватии число жертв достигло девеносто тысяч человек убитых в ходе ликвидаций пленных и арестованных как и смертности в созданных в Хорватии девятнадцати концентрационных лагерях(«Partizanska i komunistička represija i zločini u Hrvatskoj 1944. - 1946. – Dokumenti». Mate Rupić. Zagreb: 2009).При чем одним из этих лагерей был Голи Оток,который с началом конфликта Информбюро в 1948 году перенацелили на прием уже коммунистических кадров иные из которых как раз перед этим отправляли «врагов народа» в этот самый лагерь. По всей Югославии ею создавались концентрационные лагеря для врагов народа если в Хорватии в такие лагеря помещались не только стороники усташей но и вообще все «буржуазные» и «контреволюционные» элементы вместе с их семьями,так же и в Сербии в такие лагеря отправлялись как стороники Недича и Летича так и сербские четники Драже Михайлович и члены их семей,в том числе и дети. Тогдашний шеф ОЗНА Александр Ранкович в своем докладе от 1го февраля 1951 года заявил в «Скупштине»(парламенте) тогдашней Югославии,что от 1945 до 1951 года через тюремную систему прошло 3777776 заключенных тогда как было ликвидированно 586000 «врагов народа». ( «Aleksandar Ranković,iz izvještaja u beogradskoj skupštini», Politika, Beograd, 1 februar 1951 g) СФРЮ таким образом была построена на крови полумиллиона репрессированных во время деятельности органов ОЗНА и ее наследников. При этом большая часть этих жертв была убита не за какие-то конкретные преступления, а за принадлежность к «контрреволюционным», политическим, социальным и национальным группам,а вопрос о их конкретной вине не был актуален. Велико было число воспоминаний самих сербов, пострадавших за свою верность монархическим и национальным идеалам да и за антикоммунистическую деятельность и списывать эти жертвы на мировой заговор сионистов и Коминтерн было можно, но возникал вопрос о рядовых исполнителях. А ими то в большинстве были сербы из числа сельской и рабочей молодежи. То, что произошло с ними после их участия в этих репрессиях, заслуживает отдельного исследования, но очевидно, что тот, кто арестовывал, допрашивал и расстреливал «врагов народа» за их фашистскую деятельность, не мог быть менее привержен идеи богоборчества, нежели постоянно упоминаемые евреи, которые, однако, нередко куда чаще от некогда православных славян-русских и сербов,сохраняли верность основным нормам человеческого поведения. Коммунизм, неотъемлемой частью которого является богоборчество, являлся определенным видов наркотиков, снимающих с мозга человека морально-нравственные ограничения в отношении «врагов» народа. В обычной жизни основная масса коммунистов были вполне порядочными людьми и часто намного честнее в поведении. Однако, масса люмпенов, поднимаемых коммунистами на революционную борьбу, всю честность и принципиальность обращали во зло, ибо эту порядочность использовали все те же люмпены что приводила к совершению преступлений уже не ради интересов революции,какой бы она не была,а из-за разных бредовых идей подобных люмпенов.

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded