Олег Валецкий (prom1) wrote,
Олег Валецкий
prom1

Category:

Глава из книги Югославская война.Олег Валецкий.1

Глава: Организация и практика использования ударных отрядов. Тактика пехоты и ее подготовка.Возможности организации и применения ударных отрядов. Военные теории Ричарда Симпкина и Мартина Ван Кревельда в применении к местным условиям.
Разумеется не хотелось бы дабы эта работа была воспринята.как сплошная критика сербской стороны.Прчин для столь хаотического положения было предостаточно.Винвны тут были как давление международного сообщества,так и политика власти,не только часто бездействующей но и соглашавшейся на худшие из возможных вариантов во внешней политики.Помимо этого в политике внутренней властвовавший номенклатурный аппарат,характерный не только для бывшей СФРЮ,но и бывшего СССР,планомерно нассаждал преступные отношения и потворствовал росту влияния соответствующего сорта людей.Наконей и само общество сербов,произошло типичную трансформацию из общества социалистической морали,в обществ а западной морали,и тем самым схожие результаты вполне было возможно получить и при организации войн в других странах мира.Но по большому счету-дело сербов как им было поступать да и как им поступать в будущем.Данная работа предназначенна для русского читателя,дабы продемонстрировать ему те проблемы которые сопутсвуют войне типа югославской.По большому счету любая гражданкая война чревата хаосом и неразберихой и достаточно лишь прочитать опесание гражданских войн в США,в России,в Испании дабы убедится что и там было схожей анархии в военных делах.
Поэтому представляется необходимым каким то образом проанализировав подобный опыт,исходя из «идеальных» требований,попытатся предложить какие то пути решения проблем.В данном случае следует взять как образец опыт югославской войны,и не вдаваясь в причины того,кто ,как и каким образом,виноват в тех или иных ошибках.попытся предложить способы «идеального» решения данных проблем,вне зависимости,воэможно это было на практике ли нет.Как раз вопрос ударных отрядов и является тем,что можно предложить русскому читателю,так как,как раз здесь в действительности исход дела зависел от способностей личности.
Разумеется в существовавших условиях предложения из этой книги не могли быть проведенны в жизнь,но эта книга не являеся исторической книгой,а как раз аналитической работой,которая могла бы послужить на просторах бывшего СССР в случае повторения подобных событий.
Таким образом надо лишь правильно понять суть процессов происходивших в ходе войны в бывшей Югославии,и вне зависимости от того кто и почему заслужен или виноват в тех или иных событиях,вывести какую то закономерность.
Одна из этих закономерностей появление ударных отрядов.
Управляемая война,привела к тому что исход операций бригад и корпусов решался путем договоров между различными политическими центрами мощи как сторон в войне.так и международных факторов.
Всилу вышеописанных причин остальная часть войск подсознательно поняла к чему идет дело,и в своем большинстве своей главной целью поставила личное выживание и по возможности благосостояние.По большому счету в обществе отношения стали уподоблятся отношениям в цыганском таборе,по логике кто кого быстрее обманет.разумеется далеко не все здесь было плохо, но характер войны не давал людям понимания настоящей ценности военных знаний и тем самым понятие воинской чести стало малопопулярным.Воинская честь заменялась простой болтовней и интриганством,так что многие командиры сами себе делали дутый авторитет.Вместе с тем все таки операции ранга рота-батальон требовали проведения боевых операций,и как раз всилу этого появились ударные отряды величины взвод-рота,которые должны были существовать на иных основах нежели остальные войска.
Ударные отряды на деле несли основную тяжесть войсковых операций батальонов и бригад, а то и корпусов, хотя в их составе насчитывалось часто по несколько десятков человек.Находясь на острие удара, они вели за собой остальные войска в боевые операции.
Ударные отряды были отнюдь не одинаковы и если одни были отличными подразделениями готовыми сразиться с любым противником, то другие подчас были переполнены всяким сбродом.Такие же отряды создавались у хорватов и мусульман,о чем последует речь дальше.
Везде были люди разные, и не в одних ударных от­рядах были те, кто стремился к победе, тем более что и в самих ударных отрядах хватало антиобщественного элемента. Однако они, весьма наглядный пример этой войны, при этом что-то относительно новое и оригинальное в ней, и подходить к ним надо без традиционных стереотипов, без личностной оценки их бойцов и командиров.
Действия этих отрядов были наиболее запоминающимися. Велись они в услови­ях гражданской войны при большой анархии в государственной жизни, да и в самой армии,и действия ударных отрядов как раз и обнаружили несоответствие между практикой и теорией.
Я лично, твердо убежден, что ударные отряды, несмотря на все свои не­достатки,в случае необходимости, могли стать основой для новых вооруженных сил, которые должны были бы появиться, коль действительно бы переменилась политика навер­ху, а, разумеется, и идеология.В любой гражданской войне царит хаос в госсударственных отношениях и поэтому невозможно сразу изменить положение во всем военном механизме,а лишь в его лучшей части.Ударные отряды в данном случае и представляют собою эту лучшую часть,которая куда более маневренна и эффективна нежели остальные войска. По моему мнению, все ведь было элементар­но и требовало лишь узаконить создание нескольких отрядов под единым командованием. Так, например,в каждой бригаде можно было создать, допустим, один ударный отряд,батальонного состава из отличившихся бойцов,выразившых добровольное желание служить в нем,дабы, что большое число игады получило хотя бы трехмесячный опыт службы в нем. Одновременно необходимо было иметь и резервистов-ударников в обычных подразделениях бригады привлекаемых по необходимости к операциям.Надо было бы включить в его состав лучшие силы и средства бригады, обеспечив этим ему большую маневренность. В этот отряд вполне можно было включить и разведслужбу бригады.
В ударный отряд надо было также было включить подразделения разведки, РТР и РЭБ, а так же службу военной безопасности и военную полицию ,которые вместе с тем должны были представлять собою отдельное подразделение,что уже предлагалось выше.
Организовав боевые дежурства на наблюдательных постах и в боевых дозорах на линии фронта силами разведгрупп этого отряда, можно всегда быпо вызвать главные силы этого отряда, разделенные на несколько ударных груп и груп боевой и тыловой поддержки. При проведении наступательных операций ударные отряды находились бы в первом эшелоне, и с началом самого наступления вскрывали бы неприятельскую оборону одной частью, а второй частью развивали бы успех, действуя в двавзаимозаменяющиеся волны.
Ударный отряд бып бы готов выступить, в случае внезапного нападения противника, на оборону, удерживаемую остальными подразделениями бригады. Эти же "ос­тальные" подразделения должны были действовать в ходе операций вокруг одной ударной группы, выделявшейся бы из состава отряда,под командованием командира этой ударной группы. Это было бы необходимо и из-за недостатка в такой гражданской вой­не хороших командиров батальонного звена, тогда как для рот командиров можно было бы найти куда легче, и подготовка их шла бы куда быст­рее. Одновременно в составе обычных подразделений бригады можно было бы создать свои ударные групы из резервистов ударного отряда бригады.Подобная организация давала бы маневренность войскам, ибо любая одно­родность, общее качество личного состава в бою, как правило, снижается до наихудших бойцов. Ударные отряды могли бы легко сниматься с позиций для участия в наступлениях на любом участке фронта, а при этом не наступала бы неразбериха на собственных позициях. Очевидно, что ударные отряды на фронте постигали бы лучшие результаты, в отличие от сводных групп создаваемых лишь на одну-две операции. Для того же, чтобы все это не превращалось в бандитизм или клоунаду, что на практике случалось часто, нужна была кадровая продуманная поли­тика. Для этого был нужен постоянный учебный процесс и потому в вышеупомянутый ударный отряд следовало бы включить учебную групу, в которой шло бы обучение не только рядового состава и со специалистов, но и младшего командного состава, что обуславливало бы получение любого другого звания.
Учебное дело в сербских вооруженных силах находилось в катастро­фическом состоянии, за редким исключением в звене взвод-рота, да и в зве­не батальона обучение практически не велось, а ведь именно здесь знания усваиваются и лучше и быстрее как из-за близости к боевой обстановке, так и из-за большой сплоченности, облегчавшей взаимное обучение. Да и что говорить об учебе, когда в штабах рот и батальонов невозможно было часто найти вообще какую-либо военную литературу, кроме, разве что нес­кольких старых технических пособий. Были, конечно, энтузиасты, изучав­шие все это и до войны, но их советов редко спрашивали, зато времени для разнообразных политических и общественных деятелей, в особенности журналистов, всегда находилось предостаточно. Разумеется, общественно-политическая образованность была нужна в войсках, хотя тяжело было дос­тичь в том винегрете политических идей и программ, очень часто нацелен­ных на чью-то личную рекламу. Но почему информационная служба в серб­ских войсках не могла заняться и военным образованием не ограничи­ваться "победоносными одами", от которых конкретной помощи не было. Лучше уж было сухо описать проведенную операцию, чем злоупотреблять лозунгами и эпитетами. Ведь даже психологически имело больше значения просмотр тех телепередач, где телеоператоры сопровождались бойцами из боя.
Государственными же СМИ руководили люди гражданские, мало понимавшие фронтовые будни. Куда полезнее было иметь хотя бы в каждом корпусе свою газету с еженедельным приложением, распространявших бы как объективно-политические, так и военные знания, но с упором на изучение фронтового опыта, а это же должно было относиться и к телерадиовещанию, Было абсурдом то, что в воюющем государстве так и не появилось ни одно­го документального фильма о войне, то есть о самой фронтовой жизни. Политически-философские темы обсуждались до бесконечности, часто сводясь к откровенно абсурдным шовинистическим заявлениям тех, кто вчера еще и слышать, не хотел о чем-то национальном. В войсках все эти дискуссии редко кто внимательно слушал, а тем самым терялся и их смысл, а подоб­ные издания покрывались пылью в шкафах по соседству с далеко не пыльной бутылкой ракии /местной водки/.
В Югославии военно-издательская деятельность, конечно, велась довольно активно, и в 1991-92 годах появились хорошие издания своих и ино­странных военных авторов, да и число качественных пособий было весьма разнообразно. Выпускалось несколько военных журналов Войни Гласник, с 1993 года Нови Гласник; Войно дело; Войно-технички гласник и еще ряд изданий. Всего этого было более чем достаточно, чтобы "зава­лить" войска военной литературой бесплатной или по цене себестоимости, что сразу бы при естественно, постоянном учебном процессе принесло бы не только улучшение военного дела, но и прямое сокращение материальных расходов.
Впрочем подобная психология характерна не только для сербов,но и для русских,а и для других народов.

К сожалению, участие в боевых действиях нередко способствует развитию авторитарного мышления, а попросту говоря заносчивости. Там где эта заносчивость проявляется наступает конец всякому профессиональному развитию и за хвастовством ,начинается этап очковтирательства. Любой шовинизм,как национальный,так и «родовой» в военном деле противопоказан, ибо не дает возможность изучать военное искусство во всей его полноте.
В силу этого разумно было бы тех, кто вступает в войска добровольно и отличается высоким идеологическим потенциалом, избавлять от стиля командования отрицательно относящегося к любой инициативе.Создание отдельных подразделений из таких добровольцев,в составе ударных отрядов,в первую очередь в подразделениях военной полиции могло бы играть положительную роль. По большомы счету учебные подразделения через которые должны проходить все новобранцы,должны находится в составе ударных отрядов,для лучшего усвоения боевого опыта,тем более что те ветераны,что не могли бы продолжить принимать участия в боевых действиях,могли бы в своей части послужить инструкторами.
Возможно, что с началом мобилизации рационально привлекать на штабные должности отставных офицеров, но желательно в штабы вышестоящих соединений и частей по отношению к тем частям, откуда они увольнялись.



Командиры младшего командного звена должны были бы подготавливаться по сокращенной программе в схожих учеб­ных подразделениях корпусов, с упором на изучение тактики и принципов управ­ления и обучения людей.
Таким образом, обеспечивался бы постоянный учебный процесс, тесно связанный с фронтовой практикой, а вместе с тем и потребности в снаряжения и вооружении в большей мере соответствовали бы реальным нуждам.



Как известно,без стабильного здорового общества нет хорошего офицерского корпуса и если нет возможности поменять общество,то можно хотя бы внутри него следует создать закрытое «микрообщество», откуда и следует черпать командный кадр.Как раз поэтому столь удачны были военные организации русского казачества,сербских «граничаров» и немецких юнкеров.Все эти группы были идеологичны ибо военное искусство служит идеологии и той же идеологии должны служить кадры.

Все это очень важно, ибо в Югославской войне, особенно, в боевых действиях в Боснии и Герцеговине 1994-95 годов, стали нормой, когда после успешных прорывов неприятельской обороны немногочисленными сербскими ударными отрядами, они часами, а то и днями не могли дождаться подхода основных сил, что не обеспечивало закрепления успеха. Нередки были вольные или невольные недоразумения между командирами нескольких ударных отрядов, участвовавших в "акциях", которые препятствовали наступле­нию после удавшегося прорыва. Все это приводило к немалым потерям, а нередко и к оставлению взятых рубежей противника, которому даже не всегда надо было, и контратаковать в таких случаях. Поэтому я считаю, что ударные отряды должны иметь в ход операции столько сил, сколько обеспечивало их командирам создание второго эшелона или резерва, и тут вероятно минимальным числом было бы две-три сотни человек постоянного состава при трех-четырех де­сятков единиц бронетехники и нескольких десятков средств огневой поддержки в ходе одной операции. Ничего нового в создание таких отрядов нет и в российской армии такие отряды были созданы в ходе Первой Мировой войны,из которых позднее были созданны отряды Белой гвардии, и такие же отряды были тогда же созданы в германской армии и их опыт широко использовался при создании войск СС.
Уже опыт арабо-израильских войн показал, что главным образом бронетехника используется в смешанных отрядах величиной с батальон (30-40 бронемашин). Нет смысла это число увеличивать, ибо сделает это из бронетехники удобную цель для авиации и артиллерии, время реакции которых ныне сократилось до нескольких минут.
При этом нельзя эти отряды делать замкнутыми организациями. С помощью сводных ударных групп в остальных подразделениях части обеспечивать пополнение кадров, проверенных на практике, из которых в последствии можно вырастить опытных специалистов и младших командиров которые бы возвращаясь в свои подразделения «поднимали» бы их уровень подготовки..

Параллельно с этой темой необходимо коснуться методики пехотных атак, так как ради них и создавались ударные отряды.
Соот­ветственно довоенным теоретическим правилам ЮНА, предусматривалась атака по всей линии обороны пехотной цепью в полный рост, причем сквозь несколько линий обороны противника. Возможно, что сейчас на За­паде считают, что пехотные атаки вообще не нужны и будут заменены ракетно-артиллерийскими и авиационными огневыми ударами, потому нет смысла совершенствовать теорию боевых действий. Конечно это подхо­дило первое время для Армии США, ведшей свои действия при полном превосходстве в воздухе однако в войнах в Ираке и Афганистане,обнаружилось что и американцам надо знать пехотную тактику.
Довоенные правила ЮНА полностью дискреди­тировали себя в югославской войне, и атака с цепями и криками "ура" ушло, и вызывала у бойцов не особо приветливые эпитеты. Ужесточение дисциплины здесь ничего бы не решило при более-менее серьезном противнике все закончилось бы лишь большим числом трупов. Уже во Вторую Мировую войну, когда главным стрелковым оружием бы­ли карабин и станковый пулемет, подобная тактика изжила себя и германское командование, державшее, без сомнения, первенство в военной так­тике, по крайней мере, до 1943 года, со временем отказывалось от таких атак, заменяя их прорывами пехоты на полугусеничных бронетранспорте­рах под прикрытием танков. Ныне же такая тактика вообще является абсурдом.В югославской войне, такая атака захлебнулась бы нескольки­ми очередями одной "Праги", и пехоту не спасли бы здесь ни танки, ни БМП, а дело закончили бы минометы РСЗО и артиллерия. Это, собственно говоря, порою и происходило, особенно в мусульманских войсках, и потому мусульмане понесли в начальный период войны большие потери прежде всего из-за самонадеянности своих командиров, в том числе офицеров ЮНА.
Опасность от кассетных боеприпасов, в особенности управляемых здесь, в данном случае не упоминается,так как в югославской войне примеров срыва наступ­лений кассетными боеприпасами нет.
Tags: Босния и Герцеговина, Сербия, Словения, Снайперские винтовки, Хорватия, Югославия, вооружение пехоты, гранатометы, тактика пехоты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments