Олег Валецкий (prom1) wrote,
Олег Валецкий
prom1

Category:

Глава из книги Югославская война.Олег Валецкий.2

Правда можно привести опыт войны на Косово 1998-99 годов во время авиаударов НАТО /март-июнь 1999г/ по югославс­ким силам.
Наиболее характерный пример - случай с пограничным караулом "Кошары" на албано-югославской границе в районе горного массива Паштрик. Этот караул югославской армии в самом начале бомбежек штурмом захватили силы албанской УЧК /ОАК/, напавшие из Албании, в которых был большой процент наемников и моджахедов. Югославские войска, которые в этом районе (район Призрена) были многочисленны и хорошо вооружены. Они состояли из моторизованных и танковых бригад, подразделений боевого и ты­лового обеспечения, сил МВД (отряды особой полиции, преобразованные отряды специальной милиции), отрядов САЙ (специальные антитеррористические силы), сил специального назначения Сербии ДБ "красные береты", специальных сил югославской армии - 63-я парашютная бригада из Ниша и 72-я разведывательно-диверсионная бригада из Панчево. Эти столь отборные войска несколько раз пытались возвратить Кошары, но безуспешно. Самую большую неудачу с самыми большими потерями они потерпели после неожиданного налета авиации НАТО, засыпавшие их кассетными боеприпасами перед самым началом операции. Надо напомнить, что Кошары находились среди высоких гор, покрытых ле­сом, и можно предположить, что на равнинной безлесной местности потери от кассетных боеприпасов были бы еще больше.
Впрочем и скорострельность современого стрелкового оружия,ее дальность и убойная мощь требуют аналогичных выводов и поэтому практи­ку пехотных атак линейного типа надо в корне пресечь. Это касается не только самих действий взводов и рот, но и батальонов, полков и бри­гад, ибо надо полностью перестроить тактику, исходя их тех принципов, что оказались хорошо проверенными в боевых действиях, ударных отрядов в звене взвод-рота,тем более что таланты командира проявляются в командовании ротами и батальонами, которые и создают победоносные армии.
В случае рот и батальнов нагляднее видно, то, что для бригад надо доказывать в теории. Картина тяжело нагруженных бойцов ( тут четырьмя -сложенными рожками не обойдешься), едва ли способных бежать несколько сот метров до неприя­тельских траншей со скоростью не более 5-6 метров в секунду, заканчи­валась бы смертью и ранениями большинства из них при построении це­пями еще до подхода к траншеям. Тут вряд ли помогло пяти-шести кратное превосходство в силах и огневое подавление противника на 50% при иных способах атак, более чем достаточные для прорыва узких участков неприятельского обороты. Бессмысленность широких линейных атак обнаруживается даже из расчетов боевой скорострельности стрелкового оружия (сотня для автомата и две-три сотни снарядов в минуту для пулемета), что было достаточным для остановки в боевой обстановке взводом в два-три десятка стволов подразделения в две-три сотни человек, или же одним отделением в три-четыре ствола целого взвода.
По сути в пехотных действиях все достаточно просто и это хорошо видится на примере действий в разведывательном дозоре Там где надо незаметно и быстро выдвинуться, следует использовать колонны (по одному, а в крайнем случае по два), а там где нужна огневая мощь надо использовать шеренгу (цепь) по одному, либо в «шахматном» построении в две линии.
В первом случае командир идет впереди, сразу за разведотрядом, либо во главе разведотряда, а во втором находится в тылу или на фланге.

По опыту ударных от­рядов видно, что нет нужды в широких нападениях на неприятельскую обо­рону, и противник после прорыва в двух-трех местах его обороны либо сразу отступал или бежал, либо ввязывался в тяжелые для него траншей­ные бои. Это все было вполне характерно для той пехотной войны, что шла в Боснии и Герцеговине, и выход был из этого один – «творчески» подходить к военным правилам.
Рекомендации же из старых правил - сле­довать атакующей пехоте за танками и БМП по их колеям бойцу, знавшему, что такое выпрыгивающие мины натяжного действия или минометные мины и "тромблоны", были бессмысленны. Тем более это касалось авиационных и артиллерийских кассетных бое­припасов с дистанционными(темпирными, лазерными, магнитными, тепловизионными, сейсми­ческими, акустическими и прочими) типами взрывате­лей, служащих для поражения цели либо моноблочной БЧ, либо служащих для разбрасывания большого количества суббоеприпасов мгновенного действия или мин, как с контактными, так и с дистанционными взрывателями.
Можно что угодно писать о "генетической" способности сербов к войне(такие авторы есть и в России), но допустим, что это все, полная, правда. Хотелось бы тогда спросить тех политиков или генералов, что на осно­вании подобных теорий будут готовится к войне: к чему способны будут подобные генетически способные бойцы, если благодаря невниманию ко столь второстепенным факторам как тактика какой-нибудь командир раз­вернет их в цепь и тут сверху на них неожиданно посыпятся суббоеприпасы, неважно, из мин, ракет или артснарядов, поражающих не только бронемаши­ны, которые еще можно защитить, но и пехоту своими осколками? Подобные кассетные боеприпасы не фантастика, а оружие всех современных армий, и не только из блока НАТО или бывшего СССР, но и самой ЮНА.Применявшиеся в этой войне югославские реактивные системы залпового огня(РСЗО) «Пламен» М63(тридцатидвухствольная калибра 128 миллиметров) «Огонь» М77(тридцатидвухствольная калибра 128 миллиметров) и «Оркан» М 87 (двенадцатиствольная калибра 262 миллиметра) были достаточно мощным оружием.В артиллерии ЮНА имелись кассетные боеприпасы для РСЗО "Огань" M-77 (в касетной БГ ракеты М-77 могло находиться 48 кумулятивно-осколочных суббоеприпасов КБ-2 или 4 противотанковых противоднищевых мин КПОМ с магнитным взрывателем) и "Оркан" M-87 (в касетной БГ ракеты Р-262 могло находиться 288 кумулятивно-осколочных суббоеприпасов КБ-2 или 24 противотанковых противоднищевых мин КПОМ с магнитным взрывателем), тогда как авиация ЮНА располагала британскими кассетными авиационными контейнерами BL-755 с 147 кумулятивно-осколочными суббоеприпасами Мк 1.
Стоит задуматься, к чему будут способны бойцы в наступлении, если противник приведёт в действие радио пультом десяток скрытых ими в густой траве контейнеров американской системы дистанционного минирования MOPMS (содержат 21 противотанковую противоднищевую мину М 76 с магнитным взрывателем и 4 М77 противопехотных мин натяжного действия), описанных в американском уставе FM 20-32, способных накрыть по площади полукруг в форме эллипса 35х70 метров.
Подобные контейнеры, поставленные в шахматном порядке, препятствие как для броне­танковой техники так и для пехоты. Подобные кассетные боеприпасы существуют в американских вооруженных силах ужес 70ых годов и давно могут копироватся в Китае или какой-то исламской стране.
Есть такие же кассетные боеприпасы на вооружении самолетов, орудий и минометов ракет­ных систем, в особенности MLRS М 270 (двенадцати ствольная РСЗО ка­либра 227 мм, способная в виду модульной конструкции, применять и уп­равлять тактическими ракетами /ATACMS/, также имеющие кассетные боепри­пасы). Все это ныне стандартное оружие НАТО, и потому хотелось бы спро­сить вышеупомянутых теоретиков: генетики, что они могли бы посоветовать солдатам, корчившимся под градом осколков таких боеприпасов, с пробитыми частями тела, коль им просто не было бы на ком показывать свою храбрость? Не надо только уверять, что на все найдется ответ. Пока этот ответ найдется, на фронте будут тысячи трупов, сам он будет прорван, а организованное сопротивление в тылу подавлено.
Во всем нужно сравнение, а тем более в этом случае, во времени и пространстве. Надо изучать, как и почему в этом хаосе появлялись подобные отряды, изучать их действия и опыт, попытаться найти основания в военной науке, в том числе в исторической. Конечно, вся эта война была пехотной и большинство частей (бригад и отдельных батальонов) тоже были чисто пехотными, часто даже без пары десятков танков и бронетранспортеров.
Никаких самостоятельных танково-механизированных действий уровня батальон-бригада здесь не было по вышеописанным причинам. Но с другой стороны следует задаться вопросом: а будут ли в будущей войне такие действия, хотя бы из-за массы противотанковых средств над землей, на земле и под землей? Что произойдет, если будет использоваться электро­магнитное оружие и электроника на боевой технике выедет из строя? Электромагнитое оружие как раз и является тем «чудо-оружием», которое может переменить ход войны для казалось слаборазвитой страны. Так как это «кому надо» известно, вопрос лишь в том, кто первым применит это оружие в массовом масштабе.
Не окажутся ли тогда эти ударные отряды спасением на войне? Не ока­жется ли, что на войне без фронта и фланга, без за­кона и власти, для командования войсками нужны иные, в отличие от общепринятых, методы. Да и условия, возможно, будут менее благо­приятны, чем в югославской войне.
Не надо, поэтому однозначно осуждать недостаточную дисциплини­рованность в сербских войсках, тем более что она была у всех сторон. Она и обеспечивала не раз более разумную тактику, проводившуюся в соот­ветствии со здравым смыслом тех, кто шел в атаку, а не с догмами тех, кто эту волну наблюдал на расстоянии. Люди по природе склонны к догма­тизму, особенно если эти догмы им навязывались десятки лет. В югослав­ской войне было заметно, как подобные люди, осуждавшие местную "партизанщину", сами ничего нового предложить не могли, да и роль пушеч­ного мяса в предлагаемых ими "решениях" играть не спешили. Поэтому следует за большие потери командиров так же наказывать, как и за невыполнение боевого приказа, ибо большие потери могут во многих случаях подорвать мораль в обществе и привести к массовому недовольству в этом обществе,что в условиях гражданской войны чревато катастрофой.

Оценивая опыт боевых действий ударных отрядов в югославской войне следует заметить,что несмотря на многочисленные недостатки той же ВРС, она в своих столкновениях не только с хорватскими силами и с их западными наемни­ками и инструкторами,а так же с мусульманскими войсками и с их моджахедами, которых в ар­мии Боснии и Герцеговины было несколько тысяч, на тактическом плане, (на уровне подобных ударных подразделений) вполне достойно сражалась.

Непосредственные, хотя и редкие, наземные боевые столкновения таких отрядов с западными миротворцами никакого превосходства в тактике и подготовке последних не показали. На практике эти от­ряды действовали отнюдь не дилетантски.
Было совершенно правильно, что в лучших случаях подобные ударные отряды старались прибли­зиться как можно ближе к противнику без шума, чтобы либо сде­лать бросок на его позиции, либо так же бесшумно войти на них в одном или нескольких узких участках. Потом же начиналась стрельба и беготня, и тут уже преимущество было у наступающих. С наступлением здесь никто, не торопился, и командиры искали несколько дней, а то и недель уязвимое место в неприятельской обороне.Главная роль в этом принадлежала разведчикам, ко­торые лично находили удобные проходы.
Тут следует вспомнить Тухачевского из-за его способности проанализировать опыт как царской российской, так и красной армий,а так же армий Германии и Франции. Тухачевский в журнале "Революция и война" от 1923 года №21 на примере Первой мировой войны показал ошибочность не только российского раннего развертывания пехоты в цепи, но и "французской" тактики с главенством средств огневой поддержки в бою, то есть подчинения первой линии и наступления последней. Данная статья переведена на сербско-хорватский язык в "Избранных трудах М.Н.Тухачевского. Я не дословно привожу его слова, но смысл верен и не нов, тот же Суворов с выражением “пуля - дура, штык-молодец” при образном, а не буквальном понимании, оказывается далеко не устаревшим, так как говорит все о том же принципе "победы",то есть о главенстве первой группы идущей в атаку,определяю
Точно так же и опыт Югославской войны является современ­ным, если глубже вникнуть в него. Люди, а не техника, определяют ее исход, если не касаться "ядерной" войны, но это уже не военное искусство, так как эта война обеспечивает не победу, а самоуничтожение. Поэтому, весьма своевременным был опубликован в 1992 году в журнале "Войни Гласник" (Военный Вестник) пере­вод статьи советского майора В. Баранова "О способах атак". Баранов справедливо указал устарелость атаки пехоты в цепях за танками, по его словам за одну-две минуты непосредственной атаки пехоты, она, не давала никакой серьезной поддержки танкам (2/3 от сотни ПТ средств мотострелкового батальона защищены броней). При этом пехотинцы будут задерживать движение,танков подставляя их под огонь ПТ средств противника. Баранов, используя опыт войны в Афганистане, предлагал бросок до неприятельских позиций проводить на БМП, идущих за танками, и после проделывания прохода первый эшелон вырывался бы на неприятельские позиции под огневым прикрытием второго эшелона. Затем пехота спешивалась бы и начинала "чистить" эти позиции, чтобы потом второй эшелон, вышел на достигнутый рубеж, меняясь ролями с первым эшелоном и под его прикрытием развивался бы успех и штурм производили бы подобным. Все это достаточно разумно и, вполне соответствует тем нуждам, которые возникли в югославской войне, но которые редко удовлетворялись.
Необходимо коснутся и разведывательных дозоров, которые должны не просто давать разведывательные данные, но и часто руководить действиями средств огневой поддержки и атакующих. Это правда, требует от командира или его заместителя идти в таком разведывательном дозоре, но это и давало успех многим командирам удар­ных отрядов, которые могли лично наблюдать за быстро меняющейся боевой обстановкой и быстро реагировать на ее изменения. Дело здесь заключалось не в одном поддержании авторитета, хотя и это было немаловажно, и неясно, как без него можно становиться командиром,но в способности владеть обстановкой. К тому же, опыт Югославской войны, как и других войн, показывает, сколь важна способность пехоты в ориентировании на незнакомой местности, а подобную способность имеют лишь одиночки и именно они могли обеспечить скрытный выход отрядов к нужному исходному рубежу атаки. Много раз в этой войне пехота несла потери из-за раннего развертывания в боевые порядки и бойцы, нередко теряя ориентир, либо сами попадали под неприятельский огонь, либо начинали междоусобную перестрелку. Следование же через неизвестную местность, в особенности горно-лесную, надо было бы проводить как раз скачками, в скрытном занятием силами боевых дозоров, ключевых точек впереди следования и с последующим подтягиванием остальных сил,тогда как при глубоких прорывах ударные отряды могли бы применять фланговые боевые дозоры.
То, что боевые дозоры могут на флангах не заметить силы противника, не столь важно, если, конечно, основная колона предусматривает опасность засады. Многочисленными они не будут, иначе боевые дозоры не пройдут, а если эти дозоры займут оборону на ключевых точках, то неприятель сразу же обнаружит себя. Лучший маршрут в боевой обстановке по одной карте не определить, ибо тут большую роль играет не только местность, но и действия огневых средств противника, и наличие его минных полейи боевых позиций. Поэтому и необходимо большое внимание к подготовке и оснащению войск, но еще большее внимание к личностям тех, кто брал бы на себя роли разведчиков, и которых следовало бы иметь в каждой удар­ной групе. Нельзя надеяться на одну силу дисциплины и создать победоносную армию. Людям надо доверять, тем более что те, кто добровольно пойдет в бой, победы будет желать не меньше полководцев.

Однако добровольнос­ть хороша,только в тех случаях, когда дело касается тех, кто уже сам хочет воевать, и потому ему можно дать право инициативы, но в любом случае приказы выполнять он обязан и тут принуждение, естественно обязательно. Просто-напросто надо поощрять стремление к знаниям и мастерству и наказывать глупость и самонадеянность. Большое внимание следует уделять и личности командира. В этой войне многие сначала успешные командиры ударных отрядов начинали болеть “звездной” болезнью, что было характерно для местной среды, и в суете за деньгами и славой им было уже не до войны. Воинская честь является, по моему убеждению, самым необходимым качеством воина и надо признать, что в сербских войсках это было одним из уязвимых мест. Почему это произошло - вопрос иной, но, упоминая добровольность, надо заметить, что она без воинского кодекса чести определяющего взаимоотношения в воинской среде-невозможна. Такой кодекс должен существовать на официальном уровне с четкими правами и обязанностями и за его нарушение следует наказывать как и за иные дисциплинарные и уголовные нарушения.
Разумеется на одной добровольности войны, не выиграть, ибо на одного добровольно идущего в бой может найтись несколько добровольно убегающих из этого боя.
Разумеется без перемен наверху никакое насилие внизу не спасет, да и никогда не спасало.Чрезмерное насилие может уничтожить волю к победе, без которой государство обречено на полный провал. Главное в войне - воля к победе. Даже раз­витое военное дело еще не является залогом победы, а невнимание к народу вообще, и личностям в отдельности влечет за собой больше беды для государства.
Ударные отряды, в югославской войне, несмотря на свою малочисленность, решали исход операции бригад и корпусов. После этого задаешься вопросом, каковы бы были итоги сербских действий, если бы сербские войска, как здесь и предлагается, были бы созданы, на основе этих ударных отрядов?Помимо очевидных перемен к лучшему в тактике,а тем самым и в стратегии, сербские войска сразу бы могли получить хороший резерв командиров из таких отрядов. Для этого их следовало бы сделать школой, через которую обязан, был бы пройти любой кандидат в командиры звена от взвода и выше. И уже не тратились бы зря средства на обучение тех, кто в бою пугался, а после боя искал "объективные" оправдания. Чтобы командовать, надо научиться подчиняться, и это очевидная исти­на, но надо учесть, что это подчинение должно относиться на выполне­ние боевых задач. Может технические виды имеют особые требования к командиру, хотя умение командовать в боевой обстановке обязательно для командира любого рода войск, но те, кто командует пехотными частями и подразделениями, должен иметь боевой опыт службы в ударном отряде.
Лучшей базой для школы командиров, не най­ти, так как здесь действует сама общая психология отряда, собранного из уже более-менее опытных бойцов. Само понятие такого отряда, как боевого братства, не ново и имеет тысячелетний опыт. То, что ныне от такого опыта отказались, является не следствием "научного прогресса", а наоборот, идеологического догматизма, не тер­певшего подобный рыцарский "дух" в "прогрессивных обществах". Результат очевиден - катастрофическое падение духа и морали в войсках, при ухудшающемся качестве командного кадра, в особенности в верхних эшелонах армии “наиболее прогрессивных” стран, а Югославия на пути такого прогресса выбилась далеко. США тоже шли по такому пу­ти, но американская армия располагает несколько большими тех­ническими и финансовыми возможностями, чем Югославия. Падение боевого духа в войсках ведет к падению уровня командования в боевых действиях, тем более что бюрократизация армии проводилась неуклонно, несмотря на отдельные паузы, вызванные самими войнами. Это очевидный факт и на За­паде подмечен западными военными теоретиками: Мартином Ван Кревельдом (Command in War, Harvard University Press 1985 перевод на сербско-хорватский Войноиздавачки и новински центр Београд 1992 год) и Ричардом Симпкиным (Race to the swift - ELS Consultant Linguists Ltd - перевод на сербско-хорватский Войноиздавачки и новински центр Белград 1991.). В своих работах они связывали рост успешности в командовании с уменьшением числа передаточных звеньев в нем при увеличении инициативы низовых командиров. Между тем книги этих теоретиков покрывались пылью в книжных магазинов Югославии, а боевая практика удар­ных отрядов, во многом соответствующая идеям этих теоретиков, объявля­лась либо партизанщиной, либо дилетантством. Правда, именно эти дилетан­ты и несли три года главную тяжесть любых наступательных, да и многие оборонительных операций сербских войск.Это не значит, что остальные войска не воевали, но именно ударные отряды и давали сербским войскам хоть какую-то маневренность. То же, что в их действиях было действительно много дилетантства - следствие их неопределенного положения и неудовлетворительных организациии в самом государстве. По сути, теория не соответствовала практике, потому что она не исходила из этой практики. Возвращаясь к теме того, как следовало бы использовать уже имев­шуюся практику, следует привести положения военных теорий Симпкина. Симпкин, анализирующий главным образом советскую и германскую военные школы, вывел несколько интересных положений различного характера. В данном случае следует коснуться, его заключений о методе "молота и наковальни", то есть о прорыве ударных отборных сил в неприятельскую оборону при опоре на остальные войска, которые связывали бы противника. По Симпкину очень важно правильное пропорциональное соотношение войск между группой "молота", прорывающего неприятельскую оборону, и группы "наковальни" его войска связывающей. Не раз на демонстрируемых им приме­рах случалось, что, либо молот получал слишком мало сил и тогда выдыхался сразу после прорыва, либо слаба "наковальня", а тогда "молот", оторвавшись от нее, лишался опоры. При этом большую роль играл темп наступления (для упоминавшихся Симпкиным примеров корпусного армейского уровня, это были дни), чтобы выйти на самую оптимальную глубину, нанести удар по наиболее важным целям неприятеля. В подобных прорывах Симпкин большую роль отводил как, оснащению легкобронированными машина­ми передовых отрядов, так и парашютным вертолетным десантам. Характерно, что в послевоенном СССР, по признанию Симпкина раньше начал развивать­ся метод операции "молот и наковальня",но применен он был как раз западными армиями в опе­рации 1991 года "Буря в пустыне" /Ирак/. У Симпкина так же предусматривалось чтобы “молот” выйдя на достигнутый рубеж, становился новой "наковальней" для нового "молота". В этом можно увидеть определенное соответствие, теории двухволновой пехотной атаки. Не важно, что последняя теория относилась к батальонному звену, а теория Симпкина - к корпусному. Война - есть одно целое, и действие корпусов лишь развивают действие батальонов. Основой для разработки тактики пехотных действий должны послужить действия ударных отрядов по прорыву неприятельских позиций, в особенности в ходе вылазок, а так же разведывательно-диверсионные действия этих же отрядов. Римская армия выигрывала сражения выученными до автоматизма тактическими приемами и то на уровне манипул и когорт, тогда как легионы в полном составе редко применялись.Следовало идти этим же путем, чтобы командиры ударных отрядов по сигналу сверху, могли автоматически выстраивать боевые порядки как при нападение, так и при обороне, не забывая об обманных маневрах, увлекая противника в ловушку, а при необходимости и скрываясь от превосходящих сил противника. В нынешнее время господства авиации и артиллерии отказ от маневра путем отступления – самоубийство. По сути, основа как пехотных ,так и танково-механизированных действий это движение колонной ради достижения наибольшей скрытности, преодоления минных полей,тогда как движение цепью осуществляется ради достижения предельной огневой мощи. Все остальные приемы должны представлять собою комбинацию данных движений.
Потому-то я и упомянул о соответствии практики Симпкина, ибо прорывы ударных отрядов соответствовали Симпкинову "молоту", только вот теоретической основы под собой они не имели и потому давали ограниченные результаты в своих действиях, как раз благодаря недостаткам в командовании. В связи с этим можно указать на еще одну особенность в этой войне (опять-таки, как правило, в ударных отрядах). Нахождение командира в первых рядах вполне согласуется с теорией Мартина ван Кревельда, показавшего на опыте многих войн необходимость более короткой и простой связи командира с фронтом с наименьшим количеством передаточных звеньев и вышестоящих контролеров. Так что, военная теория необходима в военном деле, только надо знать, как и кому ее надо передавать. Я думаю, что командиры ударных отрядов поняли бы и Симпкина и Ван Кревельда, если бы мысли этих авторов были доведены до них в доступной и сжатой форме, возможно и под принуждением.
Tags: Босния и Герцеговина, Сербия, Словения, Снайперские винтовки, Хорватия, Югославия, вооружение пехоты, гранатометы, тактика пехоты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments