Олег Валецкий (prom1) wrote,
Олег Валецкий
prom1

Categories:

Продолжение Саид Кутба

Джихад для ислама - естественная необходимость

Как уже подчеркивалось ранее, установлению Божественного права на земле мешают многие материальные преграды. Неумолимая мощь государства, традиционная организация общества, привычные условия человеческой жизни встают стеной на пути ислама. Ислам прибегает к силе, чтобы устранить эти преграды, чтобы непроницаемая завеса более не отделяла ислам от человечества, чтобы он смог воззвать к умам и душам людей в свободной и непринужденной атмосфере. Вырвав людей из пут, которыми их сковали мнимые новоявленные владыки, он дает им свободу выбора и воли, чтобы они были вправе принимать нечто или отвергать по своему собственному желанию.

Жалкие нападки востоковедов на исламскую теорию джихада не должны приводить нас в смущение или заблуждение. Нельзя впадать в уныние и отчаяние оттого, что на нас катится мощный вал неблагоприятных обстоятельств, что могущественные силы этого мира ополчились против нас. Все это не должно производить на нас никакого впечатления, не должно заставлять нас искать обоснования исламскому джихаду где-то вовне, помимо самой природы и сути этой религии, считать его плодом оборонительных нужд и других преходящих причин и исторических условий. Джихад продолжается и будет продолжаться - вне зависимости от того, есть ли потребность в защите и сохраняются ли все эти временные обстоятельства и факторы. Изучая превратности исторического процесса, не следует забывать, что подлинные источники и побудительные мотивы кроются в самой природе этой религии, в ее всеобщем призыве к свободе, в ее реалистичном подходе к действительности. Не надо смешивать истинные источники и мотивы с необходимостью защищаться, с эмоциями, стоящими за тем или иным событием. Разумеется, наша религия должна будет тщательно подготовиться к отражению внешней угрозы. Пришествие религии в таком ее виде означает по сути провозглашение владычества одного только Бога и призыв к освобождению людей от служения кому-либо кроме Аллаха. И ныне она снова преобразует себя в организованное движение, восстающее против властей джахилийи и возрождающее символичную и непреходящую идею общества, которое бросает вызов людскому господству, основываясь на неделимом праве, принадлежащем только Богу Единому. Нисхождение такой религии в этот мир уже само по себе достаточная причина для того, чтобы все существующие в нем государства и классы джахилийи, зиждящиеся на власти одних людей над другими, поднялись, чтобы уничтожить ее и тем самым защитить и сохранить свое собственное существование. Очевидно, что в подобных обстоятельствах исламское сообщество будет вынуждено принять меры, чтобы обеспечить себе защиту и безопасность. Так непременно и произойдет. Но ислам обнаружит свои возможности только тогда, когда придет время. Нет нужды гадать, каков будет исламский выбор, или, иными словами, будет ли начата борьба: она заложена в самом исламе. Это естественное противостояние двух систем, которые не могут долго уживаться, следуя принципу мирного сосуществования. Такова реальность: в ней не надо сомневаться, ее нельзя отрицать. И потому ислам обязан суметь себя защитить. У него нет иного выхода, кроме навязанной ему оборонительной войны.

Никакого перемирия с джахилийей

Помимо этой безусловной реальности следует иметь в виду еще один непреложный факт, который и важнее, и очевиднее предыдущего. Природа ислама неизбежно требует с самого начала неуклонного движения к избавлению человечества от служения кому-либо кроме Господа. Потому ислам и не может заключать себя в географические и расовые границы. Он не способен замкнуться в самом себе, оставив все человечество, разросшееся от Востока до Запада, на растерзание греху, пороку и служению иным господам.

Может случиться так, что враги ислама сочтут ненужной агрессию против него, если только ислам позволит им на их территории сохранить владычество одних людей над другими, предоставит их своей судьбе и не будет их принуждать следовать его учению и провозглашенной в нем свободе. Но для ислама невозможно "перемирие" с врагами до тех пор, пока они не склонятся перед его авторитетом и не перестанут чинить ему препятствия, используя те или иные формы политической власти. Такова самая суть этой религии: коль скоро она заключена в утверждении всеобщего владычества Господа и провозглашении свободы от служения кому-либо кроме Бога для всех людей на Востоке и на Западе, то в этом состоит непреложный долг ислама. Разница между этим представлением об исламе и тем, которое сводит его к определенным географическим или этническим рамкам или разрешает ему предпринимать необходимые меры защиты только в случае нападения извне, очевидна.

Для того чтобы еще более четко и наглядно представить вполне обоснованные причины, обусловившие динамичность и инициативность ислама, следует помнить, что ислам - это Божественный способ организации человеческой жизни. Это не творение рук человека, не один из способов существования, созданный для себя каким-либо народом. Необходимость в поисках внешних поводов для движения исламского джихада возникает только тогда, когда мы упускаем из виду тот важнейший факт, что истинной задачей религии является изгнание всех ложных богов посредством утверждения власти Господа Высочайшего. Невозможно представить, чтобы кто-то, ежеминутно помня об этом важнейшем и решающем обстоятельстве, стал тем не менее искать некие внешние причины для обоснования движения исламского джихада.

Две концепции ислама и их различие

Полностью оценить различие двух представлений об исламе с первого взгляда невозможно. Одно из них состоит в том, что ислам был вынужден начать борьбу с джахилийей. Само его существование неизбежно вело к тому, что общество джахилийи нападет на него и ислам по необходимости встанет на свою защиту. Вторая точка зрения дает исламу право самому брать в руки инициативу и самому начинать вооруженную борьбу. Сначала трудно различить, в чем, собственно, кроется разница (ведь в обоих случаях исламу приходится выйти на поле брани), - но если довести наши рассуждения до конца, мы увидим, что между двумя этими концепциями лежит пропасть. Чувства и эмоции, мысли и соображения, стоящие за каждой из них, различаются тонким, но весьма существенным образом.

Концепции ислама как Божественного образа жизни и как некоей региональной системы принципиально отличны друг от друга. Согласно первой точке зрения, ислам низошел в мир, дабы возвестить правление Божье на Божьей земле и призвать всех людей к служению Одному Господу. Он должен дать несомому им посланию и призыву практическое воплощение, приступив к построению общества, в котором люди освобождаются от служения себе подобным и обращаются к служению Единому Богу. Руководствоваться они должны лишь Божественным законом, выражающим верховную власть Господа. Только так понятый ислам вправе устранять со своего пути все преграды и помехи, чтобы, разрушив глухие стены систем политического управления и доморощенных обычаев, получить возможность свободно воззвать к уму и совести людей. Вторая же точка зрения делает ислам системой только для одной страны, и в этом случае у него есть всего лишь право обороняться - при условии, что некая внешняя сила вторгается на его территорию.

Итак, эти две теории перед вами. Несомненно, ислам поднимает знамя джихада и в той, и в другой. Но две конкретные картины, порожденные этими теориями, равно как стоящие за ними побудительные мотивы, цели и следствия кардинально различаются. В этих теориях различно все - от замысла до воплощения.

Безусловно, ислам вправе брать инициативу на себя. Ислам - это не достояние одной нации или страны. Это религия Господа, предназначенная для всего мира. Она должна обладать правом сметать на своем пути все преграды в виде систем или традиций, затрудняющих людям свободу выбора. Ислам не вторгается в душу человека и не навязывает ему свое учение насильно. Он занят только изменением обстоятельств и представлений, с тем чтобы избавить человечество от мерзостных и вредоносных влияний, которые извратили его природу и попрали свободу выбора.

Ислам ни за что не отречется от этого своего права. Ислам призывает человека к служению Единому Богу, избавляя его от власти других людей, и венцом его поступательного движения должно стать повсеместное владычество Господа и полная свобода человека. При таком понимании ислама служение Господу может достичь наивысшего расцвета только под сенью воцарившегося исламского порядка - да это и на самом деле так. Только исламская система устанавливает такой порядок вещей, при котором для всех людей - будь то правитель или подданный, черный или белый, бедный или богатый, ближний или дальний - Единственным Законодателем является Бог Всевышний, и все они равны перед Его законами, и все в одинаковой мере покорны Ему. При всех других формах жизнеустройства люди проводят свой век в услужении себе подобным и следуя законам, выдуманным другими людьми. Создание законов - одна из прерогатив верховной власти. Тот, кто берет на себя право самостоятельно писать законы для других, в действительности заявляет о своих претензиях на господство, вне зависимости от того, произносит ли он это открыто или нет. Тот же, кто признает за таким самозванцем право устанавливать законы по своей прихоти, фактически признает его право на господство, вне зависимости от того, называет ли он вещи своими именами или изобретает какие-нибудь другие специальные термины.

Ислам не сводится только к вере или идее и не может ограничиваться тем, чтобы нести свое послание людям только посредством проповедей или утверждений. Ислам - это способ существования, направленный на практическое осуществление идеала свободы человека и принимающий форму организованного движения. Антиисламское общество и антиисламский образ жизни не дают этой религии возможность устроить существование своих приверженцев по ее собственным предписаниям. Как следствие, для ислама становится необходимым положить конец всем социальным системам, служащим препятствием на пути к полному освобождению человечества. Только так религия Господа может воцариться во всей своей полноте. Тогда власть и авторитет не будут больше сопутствовать ни одному человеку, и нельзя будет помыслить о служении себе подобному, ведь исчезнет то, на чем основано процветание прочих систем жизнеустройства: господство людей и услужение им.

----------------------------------------

[*] Sayyid Qutb. "Jihad in the Cause of Allah", in Milestones, 2nd ed., translated by S. Badruh Hasan, M. A. (Karachi, Pakistan: International Islamic Publishers Ltd., 1988), 107–142. Глава из книги Modernist and Fundamentalist Debates in Islam: A Reader, ed. Moaddel, Mansoor and Kamran Talattof. Palgrave Macmillan, 2000. © Mansoor Moaddel and Kamran Talattof, 2000. Перевод с английского Николая Кербера.

[1] Арабский ученый и теолог Ибн Кайим аль-Джаузийя (1292-1350).

[2] Коран, сура 73, 8. Здесь и далее текст Корана дается в переводе И. Ю. Крачковского по изданию: Коран. М.: Наука, 1986.

[3] Коран, сура 74, 1-2.

[4] Эта сура чаще называется "Ат-Тауба", что и значит "Покаяние". См.: Коран, сура 6. - Примеч. ред. "Отечественных записок".

[5] Ат-Тирмизи, ал-Хаким Абу Абдалах Мухаммад бин Али - крупнейший представитель восточноиранского суфизма.

[6] Один из сподвижников пророка Мухаммада.

[7] Сподвижники Мухаммада, три "праведных халифа", последовательно правившие после смерти пророка в 632 году. Абу Бакр умер в 634 году, Омар убит в 644 году, а Осман в 656 году. Могилы всех троих ныне являются святынями Медины.

[8] Нечестивых властителей (на языке Корана; ср.: сура 5, 65).

[9] Переселения из Мекки в Медину.

[10] Клан, из которого был родом Мухаммад.

[11] Имеется в виду война двух племен из-за ссоры их вождей на скачках, в которых участвовали две лошади с этими именами.

[12] Вождь племени Таглиб ранил эту верблюдицу, принадлежавшую женщине из племени Бакр, что также стало причиной кровопролитной войны, продолжавшейся около 40 лет.

[13] Старейшина племени Карра и группы племен Ахабиш.

[14] Старейшина племени Карра и группы племен Ахабиш.

[15] Дядя Мухаммада.

[16] Двоюродный брат и шурин Мухаммада.

[17] Битва, произошедшая в марте 624 года между войском Мухаммада и курайшитами, в которой мусульмане одержали свою первую победу.

[18] Эти люди были посланы полководцем халифа Омара Саидом ибн Ваккасом на переговоры в лагерь персов перед битвой при Аль Кадисии осенью 636 года. В этом сражении, продолжавшемся четыре дня, мусульмане разгромили персов, а предводитель персидской армии Рустам (Рустум) был убит.

Отечественные записки
Tags: ислам, исламский фундаментализм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment