Олег Валецкий (prom1) wrote,
Олег Валецкий
prom1

Отрывки из книги Н.Д.Тальберга "История церкви"

Началась дискуссия по вопросу письма русского добровольца-инвалида войны Сергея Сухарева http://www.pbrus.org/forum/topic_844/27
Как и следовало ожидать русские между собой переругались а затем появилось пара сербов из "Евразийской сербской диаспоры" и надергав фраз непонятно ради чего обрушились на Сергея даже не вникнув в его положение.Характерно что ни один серб из живущих в России,а их тут полно в дискусию не включился.
Разумеется случай нетипичный и вообщем то много сербов находится в еще более тяжелой ситуации,но показательно что этих сербов нигде не слышно и не видно на просторах инета.Однако когда подобных случаев встретишь не один и не два а сотни,что я и писал в книге "Волки Белые(сербский дневник русского добровольца)" ,позволительно делать выводы.Опять таки в обществах "родо-племенного типа" подобных сербскому, традиционнa ситуация когда личная ответственность скрывается при необходимости за коллективом и это часто дает возможность дабы за ошибки и преступления индивидуумов нес отвественность весь коллектив.Подобное общество в случае отсутствие твердых политический и религиозных основ в обществе легко может быть манипулируемо теми или иными чуждыми ему факторами в политике.
Вместе с тем в подобном обществе кудa более заметны изменения в морали и нравствености которые в обществе гражданского типа куда тяжелее анализировать.
Разумеется любые личные заключения могут быть неверны но все же читая "Историю церкви" Н.Д.Тальберга (Holy Trinity Orthodox School-(М., 1991, 2-е издание - М.: Св.-Тихоновский богословский ин-т, 2000.) http://www.wco.ru/biblio/books/talberg1/Main.htm
можно часто поймать себя на мысли что в описаниях греков периода падения Византийской(Ромейской) империи и то самими греческими историками,то что писалось греками о самих греках ныне можно отнести к нынешним сербам.Конечно тут есть и различия в том идет ли речь о сербах из Боснии,Сербии,Черногории или Косово но в общем знаменатель общий.Если исходить из принятого в Ветхом завете и вообще в ранней христианской философии положения о том что политические процессы следствие морально-нравственных процессов внутри того или иного общества то можно прийти к не слишком утешительному выводу.
Всилу этго предстает в совершенно ином свете сама политика на все большее вмешательство Турции на просторах бывшей Югославии(уже созданны дипломатические "треугольники" Стамбул-Белград-Сараево и Стамбул-Загреб-Сараево) ибо это может привести к катастрофическим последствиям.Подобные последствия уже можно наблюдать в Боснии и Герцеговине где многие сербы оставаясь по имени христианами,перенимают мораль и нравственость от мусульман.Тут паралели с Москвой не подходят ибо в Москве национальные диаспоры из Средней Азии и Закавказья живут особой от русских жизнью,кавказцы все таки от господствующего в исламском мире психологического типа отличаются а татары скорее сами переняли от русских психологию нежели наоборот.В случае если политические процессы полностью "утопят" сербов в Боснию и Герцеговину,то за десяток лет это будет уже полностью исламская по духу страна с относительно небольшим процентом сербов сохранивших бы свою изначальную психологию.Известный черногорский владыка Негош как и вождь сербских повстанцев Карджордже не случайно с огромным для себя риском изгоняли из городов и сел "турок",которые были то на самом деле все теми же сербами перешедшими в ислам и то нередко в первом-втором поколении.Эти "турки" представляли для них не столько военную опасность сколько угрожали самой нравствености сербов. Подобная скрытая исламизация в современном сербском обществе где катком прошелся коммунизм а ныне и западная "мультикультурная" идеология сербов может привести к полной катастрофе.
При этом стороникам вхождения русских в исламский мир(а все это как то специалисты с опытом командировок в Чечню,Таджикистан,Иран,Сирию,Египет в ту же Боснию,но не имеющие никакого понятия о том как действительно "немусульманину" жить в исламском мире) стоит хотя бы ознакомится с фрагментами из книги "История церкви" Н.Д.Тальберга и проанализировать чем подобное вхождение грозит той же российской глубинке.

Состояние христианской жизни в Византийской империи до завоевания турками:
"...Христианская жизнь в греко-восточной церкви в ту эпоху представляет мало светлых и
привлекательных сторон. Падение нравственности, появившаееся еще раньше, достигло в 11-15
столетиях громадных размеров. Святые истины христианской нравственности были забыты, или
сделались мертвыми, не прилагаемыми к жизни правилами. Один византийский историк,
Никифор Григора, объясняет общий упадок нравственности в связи с исчезновением обычая
учить народ: в домах, в семейном кругу, через священников. Он так характеризует состояние
современного ему общества: «души всего христианского мира блуждают точно по какой-то
непроходимой и безводной пустыне. Бессовестность дошла до того, что за один обол дают с той
и другой стороны страшнейшие клятвы… Все слилось в безразличную массу, люди впали в
бессмысленное состояние, и не стало человека, который бы мог сам решить, что полезно и
какими признаками отличается благочестие от нечестия». Действительно, греки так глубоко
пали в нравственном отношении, что даже в международных сношениях получили позорное
прозвище лживых, лукавых и льстивых (Никита Хониат). Если мы встречаем в греческом
обществе проявление, по-видимому, благочестивой настроенности, например, постройка
императорами церквей, монастырей, раздача милостыни, усердие к богослужению, стремление
многих вести монашескую жизнь и т.п., то, в большинстве случаев, это было только
религиозным лицемерием. Лицемерие было так сильно, что Евстафий Солунский писал против
этого, особенно ненавистного ему порока, особое сочинение.
Нравственная порча проникла во все классы общества. Императорский престол
представляет нам почти непрерывный ряд злодеяний и преступлений: истории интриг, разного
рода насилий, жестокостей и даже убийств, которыми сопровождалось вступление на престол
византийских императоров этого времен, известны. В жизни императоры были, по большей
части, людьми без религиозных убеждений и нравственных правил. Весьма часто они продавали
свое православие за ожидаемую с запада помощь, часто в делах управления и отношениях с
подданными были жестокими тиранами, попиравшими все нравственные законы. Высшие
классы общества проводили распущенную жизнь, грабили казну для удовлетворения
стремления к роскоши, целью жизни ставили придворные интриги и заговоры против
императоров. Простой народ, забытый, ограбленный, обнищавший и невежественный,
ограничивая благочестие исполнением одних обрядовых предписаний, погрязал в суевериях.
Впрочем, суевериям верили все классы общества и даже императоры. Астрология, магия,
прорицания, гадания и т.п., были общеупотребительны. Историк Хониат говорит: «Известно,
что наши императоры и шагу не смеют ступить, не посоветовавшись заранее с положением
звезд». Действительно, вера в астрологию доходила до того, что императоры не хотели начинать
сражения, или не переезжали в другой дворец, если по астрологическим соображением это
приходилось на несчастные дни.
Императоры верили также в волшебников, гадателей, прорицателей и нисколько не
стыдились обращаться к ним с вопросами о своем царствовании или своих преемниках.
Например, Андроник Комнин обращался к одному гадателю на мутной воде, и все его бредни
принимал за истину. Исаак Ангел постоянно советовался с астрологами и как-то посетил вместе
со своей свитой прорицателя Васильюшку. Даже такой образованный человек, как историк
Никита Хониат, разделял народную веру в чудеса магии, в разные приметы и признавал
магическую силу талисманов. Духовенство также было деморализовано. Многие из патриархов,
забывая свое святительское служение, принимали участие в придворных интригах, а некоторые
из них вели распущенную жизнь. Епархиальные архиереи, часто без надобности, приезжали в
столицу и подолгу проживали здесь, интригуя друг против друга и против патриарха. По
рассказу Григоры, строгий патриарх Афанасий (13 век), выпроваживая из Константинополя
епископов и митрополитов в их епархии и запрещая другим приезжать, говорил: «проживая
здесь пусть не наговаривают друг на друга и на меня самого, — они обязаны быть учителями
мира. Каждому следует пасти свою паству, как патриарх пасет столичную, и руководить своими
овцами, находясь при них же, а не проживая в столице, а оттуда получать только доходы».
Остальной клир тоже не отличался благочестивой жизнью: общей их чертой было небрежное
исполнение своих обязанностей служения. Нравственная порча коснулась даже монашеского
сословия. Древние монастырские уставы не соблюдались строго. Монахи выходили из своих
монастырей, появлялись в больших городах, особенно в Константинополе, разъезжали и ходили
по улицам, втирались в дома богатых и даже в императорские дворцы и вообще проводили
распущенную жизнь.
Против такой нравственной испорченности греческого общества возвышали свой голос
некоторые из ревностных пастырей церкви. В этом отношении особенно замечателен патр.
Афанасий, строгий аскет на патриаршем престоле. При его вступлении на престол все возлагали
на него большие надежды, думали, что на земле воскреснет истина и с неба сойдет правда.
Действительно, он ревностно взялся за исправление нравов мирян, клира и монахов; последних
он водворил в монастырях и очистил от них площади и улицы. Но против Афанасия
возмутились все архиереи, монахи и миряне, которые не могли больше сносить его духовной
суровости, — и он должен был оставить престол. Григора восклицает: «И кто бы мог один
остановить этот постепенный упадок Церкви, когда и патриарх не мог этого сделать, при всем
своем желании?»
Впрочем, не одни только мрачные стороны представляет нам жизнь восточных христиан
этого времени; мы видим в ней и светлые. Церковь никогда не оскудевала праведниками, они
были и в описываемое время. Кроме истинно благочестивых пастырей, в этом периоде было
много и других благочестивых христиан. Только люди добродетельные в эту эпоху
политических волнений и упадка государственной и общественной жизни в империи
скрывались вдали от общества. Поэтому мы не видим проявления их благочестивой
деятельности. Мы знаем, что они претерпевали всевозможные бедствия и преследования за веру
от сарацин, турок и латинян и не отпадали от веры, а некоторые принимали даже и
мученичество. Также не все монастыри и монахи были деморализованы, как например,
студийские и афонские монастыри со своими иноками. В студийских монастырях полностью
сохранялись правила Феодора Студита, и монахи отличались строгостью жизни и ревностью в
вере. Афон поистине сделался Святой горой. Здесь во всей строгости было восстановлено
древнее монашество, отшельническое и общежительное. Одни иноки подвизались в
совершенном уединенни одиночно или по два и по три вместе; другие соединялись в
общежития, под управлением одного аввы, избираемого на год, вместе совершали богослужение
и вместе добывали трудом средства к жизни, хотя жили в отдельных келиях и получали на свое
содержание припасы от монастыря, имели каждый свое отдельное хозяйство. Иные же
проводили жизнь вполне общежительную по правилам великого Пахомия, — не имели своей
собственности, носили одинаковую одежду, ели одинаковую пищу, несли одинаковые труды по
добыванию средств к жизни, подчинялись одинаковым правилам послушания и т.п. Вообще же
все афонские монахи проводили жизнь в молитве и трудах..."

Состояние христианской жизни в Византийской империи после завоевания турками:
"... Внешнее состояние церкви под турецким игом
О взятии Константинополя и отношении султана Магомета II к патриарху Геннадию
Схоларию говорилось выше. Султан решил покорить и остальную часть павшей империи. В
1459 г. Магометом была окончательно завоевана Сербия, а в 1459-60 годах пелопонесские
государства, которыми владели братья имп. Константина XI, Фома (отец будущей русской вел.
кн. Софии Палеолог, супруги Иоанна III) и Димитрий. В 1461 г. было завоевано Трапезундское
царство, в 1463 г. — Босния, в 1467 г. — Албания и дальше.
Турки смотрели на покоренных ими христиан с крайним презрением. Они были твердо
убеждены, что мусульманство — это единственная истинная религия, что только они
правоверные. Все же другие народы другой веры, а особенно христиане, не больше как
неверные, райя, гяуры. Представлялось естественным делом, угодным Богу, — или обращать
всех в мусульманство, даже огнем и мечом, по заповеди и примеру пророка Магомета, или, если
это не удавалось, — покорять и порабощать как врагов своей религии. Восточных христиан
надлежало обращать в рабство.
Султан Магомет II(1451-81) разделял общие мусульманские воззрения на христиан. Но при
всем своем фанатизме, он в государственных интересах, как опытный политик, считал
неудобным, сразу же после завоевания Византии, порабощать греков, но хотел на развалинах
павшей империи создать турецкую империю со всей ее государственной жизнью. Для этого
нужно было заселить опустошенный Константинополь и его окрестности, устроить
государственное управление, в особенности над покоренным народом, восстановить
промышленность, торговлю, завязать отношения с европейскими государствами и т.п. Кроме
того, Магомет первое время боялся восстания греков. Поэтому, завоевывая христианские
государства, греческие и славянские, Магомет не проявлял свою жестокость и был
благосклонным к жителям.
Выразилось это прежде всего в отношении к христианам бывшей Византийской империи, к
которым была проявлена веротерпимость. Магомет знал, что вера имеет важное значение в их
государственной жизни. Приглашая жителей вернуться, он предоставлял им свободу в делах
веры и совести. Многие греки вернулись в Константинополь, другие стали переселяться туда.
Сообщалось об участие Магомета в избрании нового патриарха, как и внимании, ему оказанном.
Магомет, даровав патриарху Геннадию почетный титул милет-баши (главы нации), предоставил
ему право заседать в высшем правительственном органе Турецкой империи — диване. Султан
был распложен к патриарху и несколько раз бывал у него, беседуя о христианской вере.
Поголовная подать (харадж), наложенная на них, была не слишком обременительной. Но все
это не помешало Магомету отобрать храм св. Апостолов, при котором была патриархия, и
обратить его в мечеть. Патриархия была перенесена к храму Всеблаженной. Патр. Иосаф Кокка
(1466-68) был лишен Магометом бороды и низложен за то, что не дал разрешения любимому
Магометом греку новый брак при жизни законной жены. Когда появилось много соискателей на
патриарший престол, то Магомет наложил подать (паскезию), уплачиваемую патриархами при
вступлении на кафедру (с 1469 г.), и хараджу (с 1474 г.), уплачиваемую ежегодно. Говорилось
раньше и о наборе детей. Это имело вид подати — десятины детей. Христианские дети
воспитывались в мусульманстве.
Преемники Магомета II преследовали и угнетали христиан всеми возможными способами.
Сын его Баязет (1481-1512), слабохарактерный, жестокий и в отношении турок,
пьянствовавший, притеснял христиан по любым незначительным поводам. Он часто низвергал
патриархов, позволял туркам насильно обращать христиан в мусульманство. Некоторые свою
твердость в вере запечатлели мученической смертью. Таковы, напр., Иоанн Трапезундский
(1492 г.), Иоанн Эпирот (1500 г.). Следующий султан Селим I (1512-20), победитель персов,
завоеватель Сирии и Египта, отличался особенной кровожадностью. Приписывая свои победы
правоверию, он решил выразить благодарность Богу обращением христиан в мусульманство. У
христиан отнимались церкви, уничтожались книги. Их насильно заставляли принимать
мусульманство, а отказавшихся предавали пыткам и казнили. К иерусалимскому патриарху
Дорофею Селим, после завоевания Сирии и Египта, относился благосклонно, предоставив ему
первенство перед представителями других исповеданий и освободив духовенство от поголовной
подати. Но это было связано с желанием привлечь к себе только что покоренное население.
Его преемник, Солиман II Великий (1520-66) своими завоеваниями в Европе, Азии и
Африке расширил пределы Турции и возвел ее на высшую ступень могущества. Он был
фанатически предан мусульманству и являлся страшным врагом христианства. Солиман
намеревался в Константинополе и других городах разрушить христианские церкви или
превратить их в мечети. Известно было, что фирман Магомета II патриарху Геннадию сгорел,
почему христианам не удастся доказать своих прав на свободу вероисповедания. Только с
помощью больших подарков турецким властям удалось отвести эту грозу. За большие деньги
удалось найти трех престарелых янычар, которые дали показания в пользу христиан. Они
засвидетельствовали, что Константинополь был сдан добровольно. Все же фанатикам удалось
при патр. Дионисии (1544-52) добиться снятия креста с храма Всеблаженной. Солиман сильно
угнетал христианские церкви. Отбирая у них владения, он допускал выкуп их через три
поколения. Церкви попали в страшную нужду. В Иерусалиме для них была установлена плата за
посещение храма Воскресения. Усилилось взимание десятины детей, или подати душ, которая
взималась самым варварским способом. Отбирались красивые и здоровые дети, причем
независимо от возраста, которых воспитывали в мусульманстве. Поступая затем в янычары или
на службу при дворе султана, они иногда достигали важных государственных должностей.
Солиман увеличил подать на христиан.
Преемник Селимана, Селим II (1566-74), называвший себя разрушителем веры христиан,
относился к ним так же жестоко, как и его предшественник. В 1557 г., когда турецкий флот был
разбит западными союзными государствами, Селим намеревался истребить поголовно всех
христиан в Константинополе, от чего его отговорил благоразумный визирь. Паши тоже
проявляли свою жестокость. В 1570 г. в Иерусалим прибыл новый паша. Много монахов Лавры
Саввы Освященного пришли с подарками поздравить его. Паша подарки принял, но, указывая
на то, что нельзя допустить такое множество людей в одном монастыре, приказал многих из них
тут же умертвить. Селим одобрил распоряжение паши.
Большим гонениям подверглись христиане при следующем султане Мураде III (1574-95),
корыстолюбивом, развратном, любившем роскошь. Он распорядился отобрать в
Константинополе все церкви. Патр. Иеремия II (1572-94) с твердостью восстал против такого
распоряжения, ссылаясь на фирман Магомета II. Он был заключен в тюрьму и затем сослан на
остров Родос. Во время его заточения в 1586 г. церковь Всеблаженной и еще один храм были
превращены в мечети. Та же участь постигла бы и другие церкви, если бы христиане не
откупились золотом, и за них не вступились иностранные посланники. Патриархию перенесли в
две церкви и, наконец, в 1609 г. — к церкви св. Георгия в Фонаре (квартал города), где она
находится и теперь.
Преемник Мурада, Магомет III (1595-1603), отличался корыстолюбием и особенной
жестокостью. По его приказанию, 19 его родных братьев были удавлены на его глазах, а
беременные жены его отца, Мурада, брошены в море. В его правление христиане страдали,
главным образом от насилий и грабительства янычар и пашей. Янычар стали побаиваться сами
султаны.
В конце 16 века Турция вошла в близкие отношения с западной Европой и
преимущественно с безнравственной и своекорыстной Венецианской республикой. Влияние ее
сказалось в Константинополе. Султаны были корыстолюбивые, безнравственные и ленивые
деспоты. Великие визири, управлявшие от их имени государством, допускали всевозможные
злоупотребления и старались лично обогатиться. Паши делали то же самое на местах. В войсках
упала дисциплина — янычары постоянно устраивали бунты, грабежи и убийства. И от всего
этого больше всего страдало бесправное христианское население. Турки с 17 и даже с 16-го
веков начали играть роль в системе политического равновесия Европы и потому слишком
опасались заступничества за христиан со стороны западноевропейских государств. Россия не
была еще сильной. В 17 и 18 веках бывали султаны, собиравшиеся истребить всех христиан.
Сделать это намеревался Мурад IV (1623-40), когда к Константинополю подступили казаки, из
опасения, чтобы к ним не присоединились христиане. Только благоразумные члены дивана
отговорили его. То же случилось, когда в 1768 году русские войска разгромили турок. Мустафа
III положил истребить христиан во всей своей империи, подозревая их в сочувствии России.
Представление патр. Самуила и знатных греков, подкрепленные подарками приближенным
султана, отвратили опасность.
Низложения, ссылки, умерщвления патриархов — частые явления. В 17 веке патриарха
Кирилла Лукариса, правившего с 1613 по 1638 г., по приказанию Мурада IV, несколько раз
ссылали в заточение и, наконец, задушилн (1638). Патр. Кирилл II также был задушен в 1639 г.
Патр. Парфений II, трижды правивший, был удавлен в 1650 г. Патр. Парфений III (11656-57)
был удавлен, и прославляется греческой церковью как священномученик. С 1622 по 1700 год на
патриаршем престоле сменилось 48 патриархов, причем некоторые из них по два, три и пять раз
возводились на престол и свергались. Вообще редким явлением была смерть правящего
патриарха. Правда, греческие архиереи своими интригами часто давали повод туркам по их
усмотрению распоряжаться патриаршим престолом. Но чаще к этому турок побуждало их
корыстолюбие. Понадобятся султану или великому визирю деньги, — они низлагают одного
патриарха и ставят другого, который, по обычаю, вносит пескезий. Не внесет патриарх
ежегодной подати, его низлагают и ставят другого, с которым повторяется та же история.
Отправится патриарх, с разрешения правительства, в Россию для сбора пожертвований — его,
по возвращении, обвиняют в измене, низлагают и отбирают имущество и т.п. Турецкое
правительство, поступая так, довело патриаршее достоинство до крайнего унижения. Должность
патриарха сделалась должностью чиновника, назначаемого и увольняемого правительством.
При этом впоследствии утверждение патриархов производилось не султаном, а великим
визирем. О жаловании патриархам из казны, которое назначил Магомет II, теперь не было и
речи.
Вообще все восточные христиане подвергались насилияя и жестокости со стороны турок.
Янычары, во время бунтов, прежде всего нападали на христиан. Так в 1737 г., бунтовавшие
янычары напали на патриархию и потребовали от патр. Паисия II большую сумму денег. Не
получив ее, они ворвались в храм, изрубили в куски св. мощи, вылили св. миро, попирали
ногами Св. Дары, уничтожили много икон и т.п. От янычар не отставала и чернь, подстрекаемая
муллами. Взрывы фанатической черни против христиан во всей турецкой империи в 17 и 18
веках были нередкими и сопровождались избиением христианского населения.
Гражданские права христиан в 17-18 веках ущемлялись и все больше ограничивались. Они
стали бесправными.Их обкладывали очень большими податями. Положение ухудшалось тем,
что сборщиками чаще всего были евреи, работавшие на откуп. Откупщики, вместе с пашами,
старались не только собрать положенное, но и приобрести барыши. Обеднение христиан было
большое. Военная и гражданская служба была для них закрыта, т.к. на них смотрели, как на
рабов. Исключение делалось только для флота, куда допускались христианские жители
островов архипелага, хорошо знавшие морское дело. С конца шестидесятых годов 17 века греки
стали занимать при дворе султана должности драгоманов и нередко приобретали большое
значение в управлении делами по сношениям с иностранными государствами. Но на эту
должность назначались греки из немногих знатных фамилий. Известны они под именем
фанариотов. Они жили в квартале Фанар, богатели и образовали среди греков особое сословие.
Фанариоты стремились быть представителями греческой нации, часто вмешивались в
церковные дела и нередко производили большие беспорядки в патриархии. В суде греки были
лишены права давать свидетельские показания против мусульман и, конечно, турецкие судьи
(кадии) решали дела в пользу мусульман, к тому же приводивших свидетелей. Во всем турки
старались оскорбить национальное чувство христиан. Турецкие чиновники и паши нередко
обращали христиан в рабство и варварски обращались с такими рабами. Свободы
вероисповедания, данной Магометов II, давно не было. Турки притесняли христиан и в
отправлении богослужений, и в совершении обрядов и т.п. С середины 17-го века была
отменена подать душ, т.е. турки стали завидовать участи христианских детей, попадавших на
султанскую службу. Но насильственное обращение христиан в мусульманство продолжалось.
Общий гнет заставлял слабых людей обращаться в мусульманство. Особенно много было
отпадений от христианской веры в Боснии, Албании, Герцеговине и Анатолии. Отступники,
изменой веры, часто спасали свою жизнь. Для обращения в мусульманство турки имели два
закона. Христианин освобождался от наказания, наложенного судом, даже от смертной казни,
если он изъявлял желание принять мусульманство. Туркам было легко придумать обвинения
для христиан и предлагать им мусульманство. Другой закон определял смертную казнь всякому
отступнику от мусульманства, или хулителю его. И в этих случаях легко было приписать
христианам обвинения и под страхом смерти принудить их к отступничеству. Но многие
христиане претерпевали и гонения, и мучения, но оставались непоколебимыми в вере. Подвиги
этих новых мучеников очень велики. Их заключали в оковы, в темницы, морили голодом,
подвергали жестоким побоям и пыткам, и в конце концов рубили им головы, сжигали на
кострах, или вешали.
В 1657 г. особым мучениям подвергся христианин Николай Караман, которого затем
турки повесили и тело его бросили в море. В 1672 г. христианский мальчик Николай, по
желанию отца, учился турецкой грамоте у турка. Последний, восхищаясь прекрасными
способностями ученика, всячески старался обратить его в мусульманство. Но ничто, включая
обещание богатства и почестей, не смогло поколебать Николая. Заключив его в тюрьму и
подвергая пыткам, турки, наконец, отрубили ему голову. Такую же твердость проявила
безбоязненная Аргира, которая 15 лет, за свою стойкость, провела в тюрьмах, подвергаясь часто
истязаниям, от которых она и умерла в темнице. В 1764 г. была замучена за свою твердость в
вере девица Акилина, которую хотел обратить в мусульманство отец, убивший во время ссоры
турка и принявший, из страха казни, мусульманство. Она умерла от жестоких истязаний. В
числе мучеников, ублажаемых греко-восточной Церковью, есть Павел, родом русский,
бывший невольником в Константинополе, пострадавший в 1683 г..."
Tags: Византия, Война в Боснии и Герцеговине, Православие, Россия., Русские добровольцы, Сербия, Югославия, завоевание Балкан турками., ислам
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments