Олег Валецкий (prom1) wrote,
Олег Валецкий
prom1

Categories:

О культе Баала-Элагабала


К примеру, культ ханаанского (финикийского) происхождения Баала-Элагабала требовал регулярных человеческих жертвоприношений, поэтому на праздниках в его честь кровь заклаемых на алтарях людей лилась рекой (Бобровникова Т. А., 1996, с. 12 и сл.). Массовые человеческие жертвоприношения финикийцев и их ближайших родственников - карфагенян поражали современников и сохранились у многих древних авторов.
Пунийцы совершали в честь Баала кровавые религиозные обряды и прибегали к злодеяниям как к средству исцеления (Justin. XVIII, 6-7). Помимо ежегодно сжигания живого человека (Plin., N.H, XXXVI, 39) в жертву Баалу отдавали самых красивых из военнопленных (Diod., XX, 65, I; Suid. Sardanios gelos), во время удачных войн приносили ему тысячи иноземцев (Diod., XIII, 62, 4), а в некоторых местах стариков, достигших 70 лет, убивали, согласно обычаю, ударом дубины (Suid. Sardanios gelos).
Участники жертвоприношений Баалу имели обыкновение впадать в транс, скакать вокруг жертвенников, призывая громкими криками Баала, и, достигая исступления, искалывали себя ножами и копьями так, что кровь лилась по их телам. Пролитие крови позволяло испрашивать милости ужасного божества. Кроме того, от них Баал требовал самого дорого - первенцев, мальчиков-младенцев, возраст которых даже у врагов обычно вызывал жалость.
Карфагеняне ежегодно приносили в жертву сто детей, публично выбранных из числа первой знати. В случае опасности число жертв увеличивалось. Так, во время нашествия Агафокла было сожжено 500 младенцев. Пытаясь уберечь своих детей, отдельные семьи тайком покупали детей, выращивали и откармливали их, а потом отдавали для жертвоприношения под видом собственных (Diod., XX, 14).
Детей сжигали живыми перед изображением божества, утоляя его гнев. Звуки труб и флейт заглушали предсмертные стоны страдальцев, возложенных на жертвенники. Была придумана даже особая машина для жертвоприношений детей в виде медной статуи божества Баал-Хаммона (которого греки отождествляли с Кроносом) с вытянутыми полыми руками, наклоненными к земле таким образом, что помещенный на них ребенок скатывался и летел в чрево машины, полное огня (Diod., XX, 14, 4-6; Sil. It., IV, 768).
Клитарх пояснял, что ребенка пунийцы сжигали, в то время как медный Кронос стоял с руками, обращенными ладонями к медной жаровне. Когда пламя охватывало рот сжигаемого, то члены тела начинали содрогаться и рот оказывался раскрытым наподобие смеха, пока то, что было простерто на жаровне, не переходило в ничто (Schol. Plat. R. P., I, 337. Ср. Suici Sardanios gelos). Очевидно руки идола приводились в движение (Бобровникова Т. А., 1996, с. 12-13).
Принесение в жертву детей считалось великим праздником. Поэтому матери непременно должны были присутствовать с веселым лицом и в нарядной одежде (Plut. De Superstit., р.171).
В Тире, метрополии Карфагена, во время осады города Александром Македонским под влиянием пунийцев этот старинный обычай, уже забытый, был возобновлен (Justin. XVIII, 6, 11- 7, 1). Тирийцы, правда, долго не решались последовать совету пунийцев и, наконец, скрепя сердце, принесли в жертву одного младенца. Эта нечестивая жертва, по мнению греков и римлян, только ускорила гибель Тира, от которого в ужасе отвернулись боги.
В поздний период Римской империи культ Баала, благодаря усилиям императора Гелиогабала, проник с окраин Средиземноморья в столицу государства. Гелиогабал, известный многими безумствами, непомерной жестокостью и оргиастическим сладострастием, был наследственным жрецом этого бога - покровителя Эдессы. Его почитали в виде упавшего с неба огромного конусообразного камня черного цвета, снизу закругленного, сверху - заостренного (Геродиан, V, 5.3). Гелиогабал хотел подчинить этому культу все святыни римского народа. Он фанатично следовал всем ритуалам, пиком которых, надо полагать, были человеческие жертвы. Для жертвоприношений Элагабалу по всей Италии выбирались знатные и красивые мальчики, отнимаемые от родителей (Элий Лампридий, VIII .1; Дион.79.1.3). В ходе этого ритуала у подножья многочисленных алтарей вокруг храма Баала, выстроенного в центре Рима, каждое утро закалывались гекатомбы жертвенных быков и мелкого скота, нагромождались различные благовония, изливалось множество амфор старых превосходных вин, так что неслись потоки вина, смешанные с кровью. Из препарированных жертв извлекались внутренности, которые в золотых чашах вместе с благовониями ритуально обносились вокруг алтарей служителями культа, одетыми в финикийские одежды. Чудовищность зрелища усугублялось еще тем, что за ним наблюдали специально приглашенные сенаторы и всадники, по достоинству оценивая далеко не последнюю роль в кровавом театре императора Гелиогабала. Священнодействие завершала под звуки кимвалов и тимпанов неистовая пляска Гелиогабала, совершаемая вместе с соплеменницами - жрицами Баала - вокруг алтарей с горами наваленных трупов изуродованных жертв, подготовленных к сожжению (см. Геродиан, V, 5.8-9).
Из работы "Практика человеческих жертвоприношений в античное и средневековое время (По материалам ритуальных захоронений Крымского Приазовья)"
http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/History/Article/Vinok_Gertva.php
Материалы конференции "Боспорский феномен", 2002 (4). "Погребальные памятники и святилища". Часть 1. Стр. 189-194. - Винокуров Н.И. "
Tags: История древнего мира, оккультизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments