Олег Валецкий (prom1) wrote,
Олег Валецкий
prom1

Categories:

Казаки, настоящие и "колхозные" во Второй Мировой войне

Оригинал взят у kaminec в Казаки, настоящие и "колхозные" во Второй Мировой войне
«Только через фронт, через борьбу, через жертву может быть
получен доступ и место там, где была наша Родина…».

Генерал П.Н. Краснов. 1942 г.

Есть в природе животное, именуемое шакалом. Думаю, что многие знают, какими качествами обладает этот зверёк. Хитрость, изворотливость, удар в спину. Стая шакалов может напасть даже на льва, когда видит, что он ранен и не может сопротивляться. А ещё шакалы могут пожирать останки уже мёртвого льва. Но львами они от этого вовсе не станут, а останутся всё теми же грязными шакалами.

Недавно братья-казаки передали мне (к сожалению, с некоторым опозданием) статью отвратительного содержания, которая называется «Преступники на службе у врагов России». Если бы подобная мерзость была опубликована в какой-нибудь жидовской газетёнке (неважно – коммунистической или демократической) – это не вызвало бы особого удивления. Однако материал этот появился в газете, в шапке которой значится «оппозиционная русская патриотическая». И газета эта – «Наше Отечество»! Мне неведомо, что побудило Е.А. Щекатихина опубликовать это вопиющее безобразие, но ни мне, ни моим соратникам просто невозможно было скрыть своего негодования.
Некто «специальный корреспондент в Париже Игорь ДОНСКОЙ» разсуждает на тему участия во Второй Мiровой войне Казаков и Русских добровольцев на стороне Германского Рейха. Так вот, негодует месье Donskoy (пожалуй, обозначим его так) о том, что, дескать, «за последние годы… началась защита власовских изменников и казаков,.. которые одели старые формы для офицеров, но с немецкими орлами и свастиками» (цит. по: «Наше Отечество», 2004. № 221).
Прочитав в заглавии статьи, что написана она «по зарубежным источникам», подумал – ну, сейчас грохнет что-нибудь сенсационное, невиданное доселе. Ан, нет! Ознакомившись с сим шедевром подтасовок, некомпетентности, откровенной лжи и элементарной безграмотности, обнаружилась всё та же советско-жидовская (и добавим – демократическая) брехня, десятилетиями навешиваемая на уши «совкам», а ныне «дорогим россиянам». Я намеренно заострил на безграмотности «товарища из Парижу», так как язык, коим написан пасквиль, явно выдаёт человека не Русского, не умеющего (не способного?!) писать и думать по-Русски.
Дискутировать с подобными аномалиями совершенно безполезно – горбатого, говорят, могила исправит – но именно потому, что публикация прошла в газете националистического направления, в газете, которая пользуется авторитетом среди некоторых Русских националистов, некоторые пояснения всё же придётся сделать (но опять же, повторяю, не в рамках дискуссии). Тем паче, что вопрос, всё же, достаточно принципиальный.
Фактическая сторона написанного (не затрагивая пока комментариев) представляется нам наиболее интересной с точки зрения исторической добросовестности. Трудно сказать, то ли автор намеренно лжёт, либо он просто сумасшедший. Обвиняя исследователей вопроса об участии наших соотечественников в войне 1941-45 гг. на стороне Рейха в том, что «эти писаки не историки, а что-то где-то услыхали и начали чиркать пером по бумаге», он сам ставит себя в весьма щекотливое положение. Кропотливый труд таких авторитетных авторов, как А.В. Окороков, С.И. Дробязко и др. позволяет нам, на основе подлинных документов, а не каких-то неведомых «зарубежных источников», по иному посмотреть на трагические события тех лет. А вот то, что начиркал «пером по бумаге» «специальный корреспондент в Париже» действительно выглядит совершенной клиникой. Впрочем, судите сами.
Начинает месье Donskoy свой обличительный опус с того, что немцы, якобы, при наступлении набирали себе в помощники не добровольно перешедших на их сторону военнослужащих РККА (только за лето-осень 1941 года около трёх миллионов солдат и офицеров добровольно сдались в плен) и местных жителей, а «предпочитали выбирать в тюрьмах арестантов-бандитов». И тут же он приводит пример создания Русской Освободительной Народной Армии – «преступников РОНА» «под командованием вышедшего из тюрьмы Бронислава Каминского», помощниками которого «были полковники Г. Кромиади и А. Бочаров». Затем сообщается, что РОНА получала «политическую помощь от НТС», а Локоть – ставка Каминского – это «район Смоленска».
Во-первых, вышедший из тюрьмы Б. Каминский не являлся «арестантом-бандитом», а отбывал срок по обвинению в контрреволюционной деятельности (вообще-то естественно для чекистов объявлять бандитами и уголовниками всех врагов советской власти). Освободившись же в 1941 году, он поселился в пос. Локоть, где устроился работать инженером. Во-вторых, Г. Кромиади и А. Бочаров не являлись помощниками Б. Каминского (хотя и делали одно общее Русское дело). Они были офицерами другого Русского воинского формирования – Русской Национальной Народной Армии, организованной в начале 1942 года неподалеку от г. Орша под руководством Русских эмигрантов. Личный состав РННА набирался из числа добровольцев среди пленных красноармейцев, которые принимали участие как в боевых действиях против регулярных частей Красной армии, так и в антипартизанских операциях. В сентябре 1942 года руководство РННА перешло к бывшим командирам Красной армии – В.И. Боярскому и Г.Н. Жиленкову. В-третьих, РОНА не находилась в политическом «окормлении» у Национально-Трудового Союза нового поколения (НТСНП) – довольно сомнительной демократической организации (1).
Ещё в 1941 году в Локоте была создана собственная политическая организация – Русская Национал-Социалистическая Партия во главе с основателем Локотской республики Константином Павловичем Воскобойником (убитым в бою с агентами НКВД 8 января 1942 г.). И, в-четвёртых, Локоть – это не «район Смоленска» (с географией у парижанина совсем худо), а город, находившийся тогда в Орловской, а ныне в Брянской области. Там, на освобождённой от большевиков земле, было создано уникальное территориальное образование со всеми реальными атрибутами независимого государства (германское командование даже не держало там войсковых формирований, ограничившись парой офицеров для связи). Самой же РОНА (армии Локотской республики) позднее был придан статус 29-й дивизии Waffen-SS (Русская № 1), а Б.В. Каминскому присвоен чин бригадефюрера и генерал-майора войск СС.
(...)
И, наконец, месье Donskoy берётся за казаков или, как он картинно выражается – «горе-казаков в немецкой форме». Для меня, как для казака – это вопрос чести, долг памяти мученикам, оставившим нам не только пример самопожертвования, но и пример абсолютной непримиримости. Русь наша, несущая ныне тяжелейшее ярмо жидовского ига, так нуждается в этих двух безценных добродетелях времён смуты.
Комментируя вышеупомянутый список бойцов антибольшевицких формирований, парижский клеветник изрекает: «Часть этих изменников входили в Ваффен СС, в частности 14-казачий кавкорпус генерала фон Панвитца и прибалтийцы»
Он даже исказил фамилию командира XV (а не 14-го!) Казачьего Кавалерийского корпуса генерал-лейтенанта Хельмута фон ПАННВИЦА, за свою преданность братьям по оружию, ставшего героем казачьего народа.
Далее идут совершенно глупейшие разсуждения, типа – казаки «которые пошли к немцам, часто прихватывали своих несовершеннолетних сыновей, одевая на них казачью форму со свастикой». Ну, естественно! И не только сыновей, но и дочерей, жён, родителей-стариков. При наступлении Красной армии-«освободительницы» снимались целыми куренями, хуторами и станицами, потому как знали все прелести красного «рая», погубившего миллионы казачьих душ. Ведь после крушения большевицкой власти при немцах, на казачьих землях воцарилась свобода, порядок и Традиция, и казакам не хотелось назад – в Совдепию. Как вспоминал один из ветеранов Дальнего похода войсковой старшина Н.Г. Назаренко: «В 1942 году, казаки впервые за все годы своего рабства, могли открыто и свободно праздновать свой Войсковой праздник – день Покрова Пресвятой Богородицы». Атаман генерал-лейтенант Е.И. Балабин, пишет о том, как уже после начала наступления Красной армии, за пределами родной земли, казаки не оставляли своей решимости в борьбе против красных паразитов: «Сегодня ко мне явился молодой «подсоветский» (т.е. живший ранее на территории СССР – Е.Т.) казак Василий Попов из Венгрии с винтовкой, патронами: “Всех нас разбили, а я к Вам приехал”. Накормил его, направил к властям… “А мне, – говорит, – уже все равно, к какой части прибиться, лишь бы быть определенно на месте”. Два года воюет, выучился говорить по-немецки, дышит ненавистью к жидам. <…> Все казаки рвутся домой, на родину и готовы биться с жидо-большевиками до последнего человека…».
«Если читать об этих горе-казаках в немецкой форме, то только они и существовали. – Не унимается «специальный корреспондент», – …а где же были те казаки, которые формировали казачьи соединения, особенно в начале войны, воевали, как настоящие герои, бросаясь в шашечный бой против немецких танков». Ну что тут скажешь? Генерал П.Н. Краснов по поводу подобных фактов писал: «Корреспондент финской газеты «Helsinki Sanomat», посетив поле сражения под Харьковом, пишет, между прочим: «Советская кавалерия, донские казаки, бросились на немецкие пулеметы с обнаженными шашками. Безумие! Лошади, едва прошли 10 метров вперед, как повалились со своими всадниками на землю. Так пали сотни, тысячи! Они лежат частью собранные, частью в ужасных, почти натуральных позах на необозримой степи. Многие тысячи лошадей были взяты в плен...». Были это только ряженые казаки, или были это казаки, у которых не прошел большевицкий дурман – это все равно. Факт остается фактом… они кинулись в безумную атаку на немецкие пулеметы, они погибли за «батюшку Сталина» и за «свою», народную, советскую власть, возглавляемую жидами».
Здесь мы можем немного дополнить Петра Николаевича. Известно, что до 1936 года казакам официально запрещалось служить в РККА (как потенциально неблагонадёжным). Однако с 1936 г. в связи с подготовкой к грядущей войне ситуация резко изменилась. Советское правительство сняло с казаков ограничения, запрещающие им служить в Красной армии. Ответом на этот акт Советского правительства стало письмо с Дона в Кремль, в котором были такие строки: «Пусть только кликнут клич наши Маршалы Ворошилов и Буденный, соколами слетимся мы на защиту нашей Родины... Кони казачьи в добром теле, клинки остры, донские колхозные казаки готовы грудью драться за Советскую Родину...». («Красная звезда» от 24 апреля 1936 г.).
Да хоть один настоящий станичник мог ли назвать себя таким похабным именем – «колхозный казак»?! После кровавого смерча, пронесшегося над казачьими землями, после того, как в опустошённые станицы были вселены иногородние, никогда не бывшие казаками (а, чудом не уничтоженные, настоящие казаки, как уже было сказано, вступили в Казачьи освободительные части), «грудью драться за Советскую Родину» могли только «колхозные казаки», да те, кто потерял свою родовую память.
Интернет-сайт «Казачий Стан» сообщает: «Приказом наркома обороны К.Е. Ворошилова № 67 от 23 апреля 1936 г. ряд кавалерийских дивизий получили наименование казачьих. <…> Но казачье происхождение не являлось обязательным признаком, главным критерием отбора стала политическая благонадежность. Кандидатуры казаков, служивших в Белой армии или имевших родство с репрессированными «врагами народа», отклонялись (интересно, сколько таким образом удалось навербовать, ибо «репрессированными врагами народа» было, практически, всё Казачество – Е.Т.). <…> Начало Войны большинство «казачьих» дивизий встретило на западных границах Советского Союза. <…> Первым боевое крещение получил 94-й Белоглинский казачий полк подполковника Н.Г. Петросьянца…». Ну что тут сказать? Это и были т. наз. «казачьи» дивизии (под командой всяких петросьянцев и прочей инородчины) шедшие в бой с криками «за Родину, за Сталина!».
(...)
Под занавес «специальный корреспондент в Париже» пишет: «В заключение хочу дать два опровержения. Часто казаки, уцелевшие от выдачи советским властям, говорят, что выданных большевики расстреливали. Если повесили нескольких начальников по приговору суда, то пленные получили по 10 лет». Нет, вы только послушайте: «Если повесили нескольких начальников по приговору суда, то пленные получили по 10 лет», – и эта мразь так спокойно об этом разсуждает!!? Да повесили – генерала от кавалерии Петра Николаевича Краснова, генерал-лейтенанта Андрея Григорьевича Шкуро (начальник Казачьего Резерва), генерал-лейтенанта Хельмута фон Паннвица, генерал-майора Тимофея Ивановича Доманова (Атаман Казачьего Стана), генерал-майора Семёна Николаевича Краснова (племянник П.Н. Краснова и начальник его Штаба), генерал-майора князя Султан-Гирея Клыч (вождь черкесов, воевавших вместе с казаками) – повесили на мясных крюках за рёбра. Хотя есть небезосновательная версия, что 76-летнего Петра Николаевича удавили струной. Эта была ритуальная талмудическая месть красного кагала своим непримиримым врагам. «По приговору суда…», – с каких это пор жидовское судилище под председательством мясника В.В. Ульриха, сведшего в могилу столько лучших Русских людей стало для редакции «Нашего Отечества» иметь силу закона.
И по поводу «несуществующих» разстрелов при выдачи в Австрии и других местах.
Есть множество свидетельств, и не только казаков уцелевших «от выдачи советским властям», но и местных жителей-австрийцев и даже некоторых английских военных, окончательно не потерявших человеческий облик. Все они собраны в замечательной книге Атамана Кубанского казачьего войска генерал-лейтенанта В.Г. Науменко, остаток жизни посвятившего сбору документов, свидетельств и других материалов о выдачах в Австрии (Лиенц), Италии (Римини) и США (форт Дикс). Вот самые яркие из них: со «слов отдельных красноармейцев… большинство из 1 700 офицеров, вывезенных из-под Лиенца «на конференцию» в Шпиталь, разстреляны в Граце…».
В Граце «всех казаков и власовцев выделяли в особые группы и по ночам вывозили «на работы». Машины всегда возвращались пустыми. За одну только ночь вывезли около двух тысяч человек. По словам красноармейцев, их всех разстреливали».
Казаков XV Корпуса ген. фон Паннвица, Казачьего Стана ген. Т.И. Доманова помещали в лагерь около г. Клагенфурт, «там их регистрировали, а потом… вывозили в Юденбург (Judenburg – какое красноречивое название, явно, выбранное не случайно – Е.Т.) ... В Юденбурге были англичане, а по ту сторону советы. Непосредственно за мостом… находился огромный сталелитейный завод <…> На заводе опять регистрация и допрос… Под звуки заведённых моторов машин и днём и ночью производились разстрелы». Недалеко от завода располагался его рабочий посёлок. «Однажды жители этого посёлка, как и города, были удивлены: завод начал работать. Из заводских труб повалил дым, а все рабочие по домам и никого из них не зовут… Послали разведчиков. Показание разведки самое нелепое, которому никто не верит – Советы сжигают казаков. Однако вскоре этому поверили, так как сначала рабочую слободку, а потом и весь город придавило смрадом печёного человеческого мяса. Завод «работал» пять с половиною суток». Комментарии излишни. Это вам не мифический «холокост» в печках Освенцима, о котором жиды визжат уже шесть десятков лет – это реальный страшный геноцид и талмудическая расправа с героями, вставшими под знамя с нашим Священным Гамматическим Крестом (который так не любит «корреспондент в Париже») на борьбу с мiровым злом.
В августе 1974 года в британскую газету «Sanday Express» поступило письмо от бывшего военнослужащего Британской армии Э. Стюарта: «Я был прикомандирован к артиллерийской части и назначен охранять мост, разделявший британцев и русских (советских – Е.Т.) в то время, когда происходила выдача казаков… В эту ночь в Юденбурге ружейная и пистолетная стрельба продолжалась всю ночь и весь следующий день на фоне самого прекрасного мужского хора, который я когда либо удостоился слышать. Как эти казаки пели! И как они умирали! Потому, что если только наш счёт выстрелов был хоть сколько-нибудь верным, очень мало осталось людей для трудовых лагерей» (см. подробно: Науменко В.Г. Великое предательство. СПб. 2003. СС. 6, 75-76, 288, 426).
Полагаю, что перечисленные свидетельства – исчерпывающий ответ на кощунственные измышления и «опровержения» парижского борзописца.
Закончить хочу словами ветерана XV Казачьего Кавалерийского корпуса войскового старшины Н.Г. Назаренко, которые он написал в 1961 году в ответе другому «писателю», пытавшемуся также как месье Donskoy очернить память героев-казаков. Эти строки так подходят к нынешнему моменту, и потому пусть эта статья-отповедь закончится словами этого боевого казачьего офицера.
«…Вы оскорбили нас, бывших фронтовиков, как господ офицеров, так и рядовых казаков всех казачьих Войск. Вы задели память доблестного командира 15-го Казачьего Кавалерийского корпуса. <…> Мы знали генерала Паннвица ещё до создания нашего корпуса. Знали его у себя на Дону, когда он проявил свой героизм, военное искусство и глубокую любовь к казакам… Он заботился о наших инвалидах и немало содержал за свой счёт казачьих сирот. Для казаков он был отцом-командиром… Родившийся немцем – генерал Паннвиц погиб казаком. Каждого 1-го июня казаки во всех местах нашего разсеяния служат заупокойные панихиды и упоминают имя воина Хельмута и просят, чтобы Господь Бог в «селениях праведных» поселил и его среди тех, кто живот свой положил на полях чести и верности своей Родине. Память генерала Паннвица будет светлой и вечной среди казаков <…> Вы [также] оклеветали лично мне известных лиц. Мало того, Вы бросили грязную тень на казачью старшину и на всё Казачество в целом. Вы обнародовали это на страницах газеты… и вооружили, таким образом, провокаторов, клеветников и врагов всего Казачества. <…> Обливая этой грязью офицеров и казаков – поголовно выданных на погибель, Вы стараетесь не оставить возможности даже для защиты памяти этим мученикам, жертвам безбожного коммунизма. <…>
Весьма сожалею, что мне пришлось, разбирая Ваше «воспоминание», коснуться мест, которые Вы, в угоду себе, «сгладили», черня тех, кто не может за себя Вам ответить, так как находится или на том свете, или же выдан в С.С.С.Р…».
Настанет момент, когда за всю грязь и хулу выплеснутую на наших Мучеников и Героев, клеветникам-поджидкам и их хозяевам придётся жестоко поплатиться. В этом я абсолютно уверен!

С нами Бог! СЛАВА РОССИИ!

Подъесаул Евгений Тупикин

(1) С начала войны НТСНП, видя рвение Русской эмиграции и населения освобождённых от жидо-большевиков земель, вёл пропагандистскую работу на территории занятой немецкими войсками. Но в то же время, союз поручал некоторым своим членам раздавать антинацистские листовки, а в первые же дни войны на Исполнительном бюро НТСНП было принято официальное решение о запрете служить его членам в немецкой разведке, Вермахте, полиции и СД, т.е. принимать реальное участие в борьбе с большевизмом. Осенью же 44-го года руководством НТСНП было принято решение о ведении антинемецкой работы. И, в итоге, откровенное предательство своих же соратников из РОА (которой-то и оказывали идеологическую поддержку, а вовсе не бригаде Каминского) в 1945 году, когда члены союза по сути сдавали скрывавшихся офицеров РОА англо-американским оккупационным властям.

(2) Во время I Мiровой войны Генерал П.Н. Краснов получил Золотое Георгиевское оружие, был награжден и орденом Св. Великомученика Георгия 4-й степени. В 1916 г. во время легендарного Луцкого прорыва действия 2-й Сводной казачьей дивизии (которой командовал Пётр Николаевич) отмечены в приказе 3-го Кавалерийского корпуса так: «Славные Донцы, Волгцы и Линейцы! Ваш кровавый бой 26-го мая у Вульки-Галузинской – новый орден Славы в Истории ваших полков. Вы увлекли за собой пехоту, показав чудеса прорыва. Бой 26-го мая воочию показал, что может дать орлиная дивизия под руководством железной воли генерала Петра Краснова».

Приводится по: Подъесаул Евгений Тупикин. "О Героях и шакалах. (Отповедь "товарищу из Парижу"). Европеецъ # 1 (7) 2005

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments